13.02.2019

Джозеф Стиглиц. Великое разделение. Неравенство в обществе, или что делать оставшимся 99% населения


Джозеф Юджин Стиглиц всемирно известный экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике. Автор множества статей и бестселлеров по экономике. В эту книгу вошло множество его статей, написанных для New York Times, снабженных предисловиями, пояснениями и примечаниями. Его любимая тема — неравенство. Вот и в «Великом разделении» Джозеф Стиглиц продолжает тему, начатую им в бестселлере «Цена неравенства»: он рассматривает взаимосвязь потребительского спроса и конкурентного предложения. Стратегия, которую предлагает автор, основана на простейшем законе экономики: успех возможен только при совпадении кривых спроса и предложения.

Со смесью страсти и ясности автор оспаривает позицию, что неравенство и превосходство богачей — неизбежная аксиома. Более того, он повторяет свою любимую формулировку: «Нам не нужно выбирать что-то одно: либо капитализм, либо справедливость. Мы можем и должны получить и то, и другое». 

И в своей книге он пытается доказать, что социального неравенства можно и нужно избежать. Существующее и усиливающееся неравенство — это ошибка, плод несправедливой политики и неверных приоритетов. Безответственные экономические стратеги проталкивают в США дерегулирование, снижение налогов и налоговые каникулы для богачей. Это приводит к разрушению американской экономики в XXI веке. Решение проблемы неравенства автор предлагает на примере Скандинавии, Сингапура и Японии. Восточная Азия является самым успешным в части развития регионом в мире: за 30 лет доходы на душу населения там увеличились в 8 раз. Никто не предполагал, что возможен такой рост.

Замечательная глава «Чудо Маврикия» рассказывает о крошечном африканском островном государстве в Индийском океане возле Мадагаскара. Экономика Маврикия развивается стремительно, и хотя страна бедна природными ресурсами, она уже смогла обеспечить бесплатное здравоохранение и высшее образование для всех своих граждан, в то время как США утверждают, что не могут себе этого позволить. На Маврикии бесплатный проезд для детей и пожилых на общественном транспорте. Они делают инвестиции в людей, в молодежь, в будущее страны. Опыт этой страны доказывает, что инвестиции в людей окупаются и способны заменить дефицит природных ресурсов. Автор не забыл напомнить, что США без возмещения захватили один из островов Маврикия, Диего Гарсия, где создали свою военно-морскую и авиабазу в нарушение прав ООН и международного права, выселили с островов местное население на Маврикий и не позволяют жителям вернуться.

Автор обвиняет Один процент населения США в несправедливости и деструктивной стратегии, навязываемой правительству. Один процент американцев ежегодно присваивает четверть всего национального дохода и имеет 40 процентов благосостояния. (Термин «благосостояние» очень часто употребляется в этой книге, но мне он показался неточным и не вполне конкретным.) 25 лет назад Одному проценту принадлежало гораздо меньше: 12 и 33 процента соответственно. Можно восхищаться изобретательностью и энергией, благодаря которым к этим людям пришла такая удача, но это несправедливо: увеличение доходов десятилетиями распространяется только на этих людей, Один процент, верхушку, а представители среднего класса столкнулись с серьезным сокращением доходов.
«С точки зрения неравенства Америка опережает любую страну в старой закостеневшей Европе, над которой президент Буш так любил насмехаться. Максимально близкая к нашей ситуация наблюдается разве что в России с ее олигархами или в Иране. Пока традиционные центры неравенства в Латинской Америке, например Бразилия, в последние годы боролись (и весьма успешно) за то, чтобы улучшить положение бедных и сократить разрыв в уровне доходов, Америка позволила неравенству разрастись».

Очень любопытны размышления автора об инновациях и IT-технологиях. Они создают разный экономический эффект. Он сомневается, что многие IT-новинки способны повысить уровень жизни, и их крайне трудно адекватно оценивать при определении ВВП.
«Конечно, улучшение связи друг с другом посредством Facebook или Twitter, ценно. Но как мы можем сравнивать их с такими инновациями, как лазер, полупроводник, машина Тьюринга и расшифровка человеческого генома, каждая из которых привела к изобилию новых продуктов?»

Но в любом случае поток технологических инноваций, в отличие от финансовых инноваций, обогащающих верхушку, имеет положительный эффект, тогда как финансовые инновации лишь обогащают Один процент, включая обслуживающих их сенаторов и конгрессменов, законодательно обеспечивающих снижение налогов, непрозрачность и углубление неравенства, которое может в будущем привести к такому же социальному взрыву, как в странах Ближнего Востока, где традиционно наблюдается чудовищное неравенство.

Всякому, кого интересует настоящая экономика, эту книгу следует внимательно прочитать. Написано четко, понятно и без наивной надежды в невидимую руку рынка и идеи Айн Рэнд, которые якобы способны все наладить.

Джозеф Стиглиц. Великое разделение. Неравенство в обществе, или что делать оставшимся 99% населения (The Great Divide: Unequal Societies and What We Can Do About Them). / Переводчик Ф.А. Исрафилов. — М.: Эксмо, 2016. — 480 с. —  Тираж 3000. — (Серия: Top Economics Awards). —Твердый переплет.

31.01.2019

Игорь Прокопенко. Великая тайна денег. Подлинная история финансового рабства


Эта книга — редкостная дребедень для слабоумных, которым ее автор знаком по телепередачам. По содержанию и уровню аргументации книга больше похожа на политинформацию для рядового и сержантского состава. 

Никакой тайны денег я в этой книге не обнаружил. К экономике и финансам она вообще отношения не имеет, а скорее к беззастенчивой пропаганде. Здесь в разрозненных сюжетах, зачастую никак не связанных воедино, объясняют, что деньги — это зло, причем зачастую это утверждается со ссылкой на классиков марксизма и всяческих коммунистов и революционеров. Понимание марксизма у автора своеобразное. Цитирую:
«Те, кто хотя бы раз держал в своих руках «Капитал», знают, что это произведение очень трудное для понимания. Представьте, каково было тем, кто переписывал или переводил этот текст, учитывая, что многие слова Маркс не разделял пробелом! После смерти Маркса третий том «Капитала» дописывал Фридрих Энгельс, тоже талантливый историк, философ и экономист. Пока Энгельс заканчивал эту книгу, он часто жаловался на головные боли от того, что ничего уже не понимает в этом произведении. И это при том, что Энгельса многие считают настоящим гением, который полностью перевернул подход к истории как науке».

Вот такую чепуху проповедует автор! Он ясно дает понять: даже не пытайтесь читать «Капитал», всё рано не поймете, если даже Энгельс не понял. Но при этом, ссылаясь на «Капитал», автор отвергает капитализм и любую вменяемую экономику. Он громит рыночную экономику, поносит дефолт, говорит о кризисах и гримасах потребительского общества, объясняет, что доллар является нелегитимными мировыми деньгами.

В одну кучу в общую главу в книге собраны «черные деньги» СС, отобранные у евреев, и фальшивые банкноты, изготовленные узниками Заксенхаузена по приказу руководителей рейха, а затем утопленные в австрийском «озере-убийце» Топлиц. Поиски этих сокровищ после войны мистическим образом привели к гибели множества искателей приключений и кладов. Часть этих денег (из миллиарда напечатанных фальшивых фунтов) было легализовано: в 1945 году 12% фунтов в обращении были немецкими фальшивками выдающегося качества — их никто не сумел отличить от настоящих. Потом в той же главе зачем-то рассказана история исчезновения на Новой Гвинее в 1961 году Майкла Рокфеллера, наследника финансовой империи. Затем там же рассказывается о коварных вирусах-мутантах, создаваемых в секретных американских лабораториях биологического оружия, связанных с крупными фармакологическими корпорациями: ради наживы они запугивают человечество новыми штаммами гриппа H1N1, лихорадкой эбола и другими заразными пакостями. Разумеется, американские капиталисты — главные враги людей на планете.

Не стану пересказывать содержание других подобных пропагандистских пассажей, хаотически собранных без логики и смысла под одной общей обложкой с обещание сообщить о тайне денег. Эти отрывочные эпизоды объединяет лишь то, что любую чушь, громогласно провозглашаемую автором, дополняют и как бы подкрепляют своим авторитетом многочисленные комментаторы с известными именами, научными званиями, авторитетом и высокими должностями. Причем эти высказывания всегда довольно короткие, будто всего важнее звания и регалии этих соучастников, а не их слова. И никогда не указан источник этих высказываний: делались ли они специально для этой книги или просто вырезаны откуда-то по какому-то иному поводу. Получается, что все эти люди становятся как бы соавторами и соучастниками Игоря Прокопенко, хотя почему-то я сомневаюсь, что они в курсе того, какую роль отвели им в этой паршивой книжонке.

Автор книги Игорь Прокопенко представлен на обложке как известный документалист и телеведущий, заместитель генерального директора телеканала РЕН ТВ, автор и ведущий еженедельной программы «Военная тайна» (с 1998 года) и «Территория заблуждений». Одним словом, с этой книгой о великой тайне денег мне всё понятно: симбиоз книжного бизнеса со скандально известным телеканалом является неплохим источником денег, существенно повышая тиражи и сбыт такой макулатуры. Разумеется, рассказывая на своем телеканале бредовые басни и засоряя пропагандой мозги соотечественников, предприимчивый Прокопенко попутно торгует своими книжонками. Он уже раскрутил целую серию этой ерунды: на сайте книжного магазина Озон.ру я насчитал 142 наименования книжек Прокопенко! Он явно плодовит не в меру, такое и Жюлю Верну не снилось. Подозреваю, что над этими книжными сокровищами трудится целый коллектив «литературных негров», активно использующих тексты сценариев телепередач Прокопенко. А сам «автор» также гастролирует по всей стране со своими эстрадными выступлениями, где общается со своими нетребовательными зрителями и подписывает им автографы в своих книжках, которые непременно продаются на таких встречах.

Получается, что книга сооружена на скорую руку из отходов телепрозводства компании РЕН ТВ. А главная тайна денег состоит в том, что они, согласно словам, приписываемым римскому императору Веспасиану, «не пахнут». Pecunia non olet («деньги не пахнут») — латинское крылатое выражение. То есть деньги можно извлекать откуда угодно: из дерьма, обманом и мошенничеством. Это нам ясно показывает Прокопенко.

Игорь Прокопенко. Великая тайна денег. Подлинная история финансового рабства. — М.: Эксмо, 2015. — 288 с. — Тираж 15000. — (Серия Военная тайна с Игорем Прокопенко) — Возрастные ограничения 16+.

28.01.2019

Агата Кристи. После похорон



«После похорон» — классический детективный роман Агаты Кристи из серии произведений об Эркюле Пуаро, впервые опубликованный в США издательством Dodd, Mead and Company в 1953 году, а затем в том же году вышел в Великобритании.

В основе сюжета романа типичная для детективного жанра ситуация: съехавшиеся на похороны Ричарда Эбернети, миллионера-холостяка, родственники знакомятся с завещанием и делят наследство. Его смерть была внезапной, хотя и ожидаемой. Причиной смерти назывались естественные причины. Однако после достаточно бестактного заявления Коры Лэнскене: «Его ведь убили, не так ли?», адвокат семьи Адвокат Энтуисл начинает подозревать, что было совершено преступление и решает начать расследование.

В ходе романа нарастает подозрение, что почившему действительно помогли отправиться на тот свет. Высказанное Корой вслух подозрение становится всё более очевидным для всех. Счет смертей на этом не заканчивается. После возвращения с похорон, во сне ударом топора убита Кора Лэнскене, хотя на ограбление это не похоже. 

В результате картина выглядит всё более непонятной и запутанной. Но только Эркюлю Пуаро, выходящему на сцену только во второй половине романа, по силам вычислить убийцу. Проведя некоторое время среди многочисленной и далеко не мирной родни покойного богача, Пуаро в свою очередь просит своего старинного друга Гоби помочь с расследованием. Разгадка, подсказки и намеки на которую разбросаны на протяжении всего романа и утоплены в огромном количестве лишних деталей, проясняется на последних страницах и оказывается довольно простой и очевидной.

Это типичное произведение мастера детектива Агаты Кристи. Хотя множество персонажей романа затрудняют его восприятие и создают постоянную путаницу.

Агата Кристи. После похорон (After the Funeral) / Переводчики В. Тирдатов, Т. Чернышева. — М.: Эксмо, 2008. — 384 с. — Тираж 10100. — Твердый переплет.

27.01.2019

Сергей Захаревич. Большая кровь. Как СССР победил в войне 1941-1945 гг.


Эта книга о войне не для любителей сладкого. Она представляет собой аналитический обзор основных операций РККА с июня 1941 по август 1945 года, критически оценивая известные мифы, насаждаемые пропагандой. Ведь до сих пор главный трофей минувшей войны — миф о Великой Победе. Именно этот миф и подвергается на страницах книги эррозии: никакой великой победы не было, утверждает автор, а была громадная кровь, чуть не закончившаяся гибелью страны. Руководители СССР, военачальники и главнокомандующий совсем не были великими стратегами и полководцами. Она сумели чудом выжить благодаря тому, что умоляли Англию и США помочь. Приводится письмо Сталина от сентября 1941 года, где тот умоляет Черчилля поставлять в СССР по 500 танков и 500 самолетов в месяц, иначе Красная армия будет разбита. И это при том, что совсем недавно Англия была врагом СССР, начавшим войну 17 сентября 1939 года на стороне противника.

В книге кратко рассмотрены действия основных видов вооруженных сил и родов войск: пехоты, артиллерии, бронетанковых войск, авиации, флота. Автор обвиняет СССР и Германию, сцепившихся 22 июня 1941 года в великодержавном шовинизме, так как они собирались перекроить карту мира, но оба кончили плохо: Германия крахом, а СССР остался практически ни с чем: территориальные приобретения в Восточной Европе в странах, где массовую ненависть к большевикам почти не скрывали, были просто отложенным крахом. Европу освободили страны коалиции — США и Великобритания, утверждает автор. Он оценивает стратегию и крупнейшие боевые операции Гитлера и Сталина как независимый критик, отмечая их многочисленные ошибки.

Автор последовательно доказывает со ссылками на различные источники, мемуары, документы и книги, что официальным советским данным о войне верить нельзя. Это сплошная ложь, начиная с официального количества потерь СССР в 26,6 млн человек. Госкомстат СССР вывел это число гипотетически: взяв данные переписи населения за 1939 год (194,1 млн человек), прибавив родившихся и отняв умерших за 2,5 года, а от этого числа минусовали общую убыль населения СССР к 31 декабря 1945 года: численность на конец 1945 года рассчитана «путем передвижки назад данных Всесоюзной переписи 1959 года». 

Но так считать нельзя, утверждает автор: в 1939 и 1940 годах население СССР пополнилось примерно на 15 млн за счет республик Прибалтики, Молдавии, западных областей БССР и УССР и территорий Финляндии. Кроме того, перепись 1939 года не учитывает узников ГУЛАГа (по мнению А. Солженицына — до 12 млн человек). Так что общая убыль населения с начала войны составила более 50 млн человек, из которых около 40 млн — людские потери СССР в результате войны. Борис Соколов в книге «Правда о Великой Отечественной войне» приводит число потерь в 43 млн 448 тыс. человек. Немецкие потери несравненно меньше, цифры в книге приводятся. Например, число советских военнопленных было 6 млн 300 тысяч человек против 950 тысяч немцев. Были и другие пленные (венгры, румыны, итальянцы и финны), всего 513766 человек. Из 6,3 млн советских военнопленных в плену умерли 4 млн. Огромное число пленных автор объясняет тем, что в плен сдавались крестьяне, для которых Сталин восстановил крепостное колхозное право.

Сергей Захаревич своим исследованием разрушает искажения реальных фактов, многочисленные патриотические легенды и мифы о победе в войне. К весне 1945 года Сталин исчерпал все человеческие ресурсы, безжалостно бросая в бой дешевое «пушечное мясо». Люди стоили намного дешевле оружия. Например, во время сражения за Смоленск осенью 1943 года солдатам пробовали выдавать бронежилеты из стали толщиной 3-4 мм, застегиваемые на груди ремнями. Но потом даже от такой примитивной защиты отказались из-за дороговизны стали.

Без мощной помощи союзников СССР однозначно был бы разбит, утверждает автор, хотя у Германии не было ресурсов продолжать войну за Волгой и Уралом. Даже всего лишь угроза открытия второго фронта в течение первых трех лет войны сковывала в Западной Европе более 60 немецких дивизий, не позволяя перебросить их в СССР. Все победы и достижения Сталина происходили исключительно за счет расходования человеческого ресурса, так как экономика СССР была отсталой, средневековой, нежизнеспособной. Трудовые и военные подвиги начинаются там, где заканчиваются технологии. Готовясь к войне, Сталин построил громадное число танков, но значения бульдозеров и машин для победы так и не понял. После войны более половины экономики СССР было разрушено, но восстановление происходило чрезвычайно медленно, так как не оставалось рабочих рук, а технику советская экономика не создавала.

Сергей Захаревич. Большая кровь. Как СССР победил в войне 1941-1945 гг. — Минск, Современная школа, 2009. — 560 с. — Тираж 5050. — Твердый переплет.

Скачать книгу: https://royallib.com/book/zaharevich_sergey/bolshaya_krov.html

12.01.2019

Валера Черкашин. Ночь с пионервожатой. Акции, хеппенинги, арт-перфомансы и идеи

Книга включает ряд фотодокументов действий, которые названы перформансами или хэппинингами. Все эти действия происходили на Украине в городе Харькове и его окрестностях в 60-80-х годах ХХ века. Уже в 62-63 годах в Харькове появляется одна из первых секций «Культуризма», тут же находится группа энтузиастов, активно поддерживающих эту идею. Валера Черкашин — один из них. Отсутствие оборудования не является препятствием, было бы желание и все найдется и сложится.

Однажды, когда Черкашины старшие отбыли из дома на несколько дней, Валера понял, что такой момент нельзя было упустить. В фото кружке он позаимствовал фотоаппарат и пригласил знакомую пионер-вожатую в гости ночью, с весьма нестандартной целью — фотографироваться. Подсознание подсказывает весьма специфические способы позирования, соответствующие обстановке. Несмотря на то, что в СССР секса не было, мы видим документальное подтверждение, что секс все-таки был, хотя и в какой-то нестандартной, даже можно сказать изощренной форме.

Музыка тоже была близка сердцу молодого Черкашина. Вдвоем с другом в 1970 году они создают странный музыкальный инструмент, мелодию которого лучше представлять умозрительно, чем услышать в натуре.

Движение хиппи, которое в нашей стране носило довольно романтический характер, увлекло многих в начале 70-х, Путешествия по стране, увлечение поэзией, отказ от привычных устоев и материальных благ помогли взглянуть на мир по новому. Но этот процесс не мог продолжаться вечно, В 1972 году произошло «ритуальное» пострижение Черкашина, которое означало для него конец периода хиппи. Это пострижение происходило этапами в течении недели и последовательно фиксировалось на пленку. Остается только догадываться, что думали жители советского города — труженика при встрече с таким неадекватным гражданином, который раздавал знакомым девушкам свои фотографии в капроновом чулке на бритую голову, чтобы они показали родителям, с кем сейчас встречаются.

Библейская мифология о сотворении мира, яблоке познания и искушении выразилась в серии позированных фотографий «История с яблоком».

Художники Валера и Наташа Черкашины работают вместе, как один художник. Они работают с культурами СССР, Германии, США, Великобритании, Испании, Японии и Монголии более 15 лет. На эти темы было сделано более 80 персональных выставок; 40 перформансов; 30 ТВ передач; 250 публикаций.

Валера Черкашин. Ночь с пионервожатой. Акции, хеппенинги, арт-перфомансы и идеи. — Музей Метрополитен Черкашиных, 2018. — 254 с. — Твердый переплет.

Книга на Озон.ру: https://www.ozon.ru/context/detail/id/146277807/

29.12.2018

Интеллект и религиозность

Публикация 2013 года. Однако вполне свежо и актуально.


The Relation Between Intelligence and Religiosity: A Meta-Analysis and Some Proposed Explanations


Недавно группа американских ученых ошарашила публику научным подтверждением того, что и так давно было понятно: религиозные люди — глупые люди. Выжимка из работы с такими выводами была опубликована в журнале Personality and Social Psychology Review. В чем значение этой работы? Разнообразные исследования интеллекта проводились давно и накопилась их великая куча. Марк Цукерман, Джордан Сиберман и Джудит Холл провели метаисследование — сопоставили данные 63 исследований, проведенных с 1928 по 2012 годы. И теперь мы уже точно знаем: вера — она не от большого ума.

Самый интересный вопрос, который можно задать по следам метаисследования, стар как мир. Что первично? Это низкий интеллект следствие религиозного воспитания или же религиозность — следствие врожденного низкого интеллекта? Существуют данные, свидетельствующие о наследуемости IQ. Однако есть и данные о важности воспитания. Аннет Ларэ (доктор социологии из Беркли) в своей книге «Неравные детства» рассматривает подходы к воспитанию детей в разных социальных стратах: представители среднего класса проводят много времени, общаясь с детьми и давая рациональные объяснения своим решениям, тогда как рабочий класс полагается на непререкаемый родительский авторитет и предпочитает занимать детей телевизором.
Понятно, чьи дети впоследствии поступят в университет, а чьи будут мыть бассейны до скончания дней своих. Не сложно также заметить, что родительский авторитаризм — это именно та модель, которую проповедуют традиционные религии: телесные наказания, безоговорочный авторитет наставников и прочие деревянные игрушки, прибитые к церковному полу.

Попробуем разобраться. Но сначала нужно определиться: что же такое религия? Вера в Бога или все-таки что-то иное?

Молиться, поститься, хлопать крыльями

Жил-был в середине 20-го века американский психолог Беррес Фредерик Скиннер. Будучи «радикальным бихевиористом», Скиннер ошарашил слабонервных утверждением о том, что свободной воли не существует, а все человеческое поведение соткано из врожденных и приобретенных рефлексов — устоявшихся реакций на раздражители. «Но как вы объясните такие вещи, как вера в сверхъестественное?» — вопрошали оскорбленные ревнители человеческой уникальности, свободы и прочих приятных иллюзий. Скиннер ухмыльнулся и провел следующий эксперимент:

В специальный ящик помещается голубь. Через определенный промежуток времени голубю поступает еда, повлиять на что голубь никак не может... Но очень старается — начинает повторять действия, которые совершал непосредственно до получения манны небесной. Формируется рефлекс: действие — награда. В результате разные голуби, словно заводные, повторяли разные, но одинаково бессмысленные действия — один ходил кругами, другой махал крыльями и т.д. В общем, занимались ровно тем же самым, чем и тысячи верующих, идущих на поклон к очередным святым косточкам в поисках воображаемого исцеления или реального социального одобрения. Религиозное поведение в основе своей рефлекторно. Оно вовсе не отличает нас от остального животного мира, напротив — роднит с ним. Молиться, поститься и хлопать крыльями!

«А как же Бог?» — спросите вы. Помилуйте, Бог не нужен даже голубю для ритуальных плясок, тем более не нужен он царю природы — человеку. Это позднее украшение: сначала человек научился плясать, призывая дождь, а затем уже разум прикрутил к этому богов, духов и прочие аналитические заплатки. Философские вопросы реально волнуют умы мизерного процента верующих. Зато представляют собой превосходную ложную цель для атеистов, которые привычно бросаются в атаку на идею Бога с чайником Рассела наперевес. Не сознавая при этом, что бьются лбом о лепнину, вместо того, чтобы подрывать фундамент. Фундамент — это поклонение костям, регулярные ритуалы, священнослужители в смешных платьях и прочее рефлекторное. В общем, все то, из чего состоит 99% глубокой и насыщенной духовной жизни.

Большинство католиков незнакомо со схоластическими доказательствами бытия божия, над которыми корпел Фома Аквинский. Спросите православных — из-за каких именно догматов шла многовековая вражда с католиками. Услышите натужное мычание в ответ. Но все они глубоко убеждены, что их магические ритуалы самые правильные, а жрецы в платьях — самые красивые.

В 90-е годы мы с упоением наблюдали, как толпы выходцев из системы «самого лучшего в мире образования» заряжали воду у Чумака, чтобы лечить ею рак простаты. В светлые 2000-е православная церковь взялась за борьбу и вырвала народ из лап конкурентов. Теперь толпы идут в мраморные офисы РПЦ. Скандалят, пихают друг дружку локтями, возмущаются идущими без очереди «випами»... но стоят в поисках чудесного исцеления от крашеных досок, костей и тряпочек неизвестного происхождения. Где здесь Бог, в этой смеси тотемизма с анимизмом?

Но в отличие от глупой птицы, человек способен проанализировать свои рефлекторные связи, отсечь нерабочие варианты. В этом и заключается влияние аналитического интеллекта на религиозность. Чем быстрее шуршит вычислительный прибор в черепной коробке, тем очевиднее, что пляски голышом с бубном наперевес не способствуют урожаю. Что бы там ни говорилось в древних книгах древними жуликами.

Прибыльный рефлекс

Однако, интеллект развивался вовсе не для решения абстрактных задачек за школьной партой, а для продвижения своего тельца в пищевой цепи собратьев по виду. Данные метаисследования касаются аналитического интеллекта, который сложно применить «в чистом виде» где-то, кроме тестов IQ. Помимо аналитических способностей, успех личности определяется такими вещами, как социальная адаптивность, умение ладить с собратьями и манипулировать ими — все это входит в понятие «эмоциональный интеллект».

Эмоциональному интеллекту впору спросить: раз глупые собратья пристрастились к глупым пляскам, можно ведь этим воспользоваться для своей выгоды? Работенка шамана — дело не пыльное. Не нужно ходить в атаку на толстых мамонтов и злых соседей с заточенной палкой в руках. Нужно лишь пудрить мозги соплеменникам и наслаждаться высоким статусом: жратва от пуза, девки помоложе, вот это все. Современным шаманам не требуется изучать языки программирования, макроэкономику или стратегический менеджмент. Простенькая философия тысячелетней давности, пара проверенных психологических трюков, заклинания на мертвом языке — профит!

Знакомьтесь — иеромонах Илия, 26 лет от роду. Недавно на своем белом Геленвагене задавил пятерых человек, двоих насмерть. В крови обнаружили море благодати и одну бутылку водки. Дурочки-идеалистки из Pussy Riot получили два года за антиклерикальный протест. Глупый аспирант МИФИ, пытавшийся противостоять клерикализации института — вылетел оттуда на мороз. В это самое время 26-летний монашек с жидкой бороденкой рассекал на автомобиле стоимостью в несколько миллионов. Язык не поворачивается назвать этого подвижника дураком — он ведь четко разглядел, на какой стороне силы его ждет новенький Геленваген. Serious business. РПЦ МП, since 1054.

Рон Хаббард когда-то сказал: «хочешь стать миллионером — создай свою религию». Правоверные сайентологи затаскали по судам уже полмира, утверждая, что Хаббард такого не говорил. Так что, уточню — зря он этого не говорил. Обман — вещь в природе обыденная (например, птица может подать сигнал тревоги, чтобы отогнать собратьев-конкурентов от источника пищи и пожрать до отвала). Верят ли сами вожди и шаманы в то, что проповедуют пастве? Владимир Путин с женой десять лет отстояли перед телекамерами со свечками в руках, прежде чем выяснилось, что они даже не венчаны.

У авторов метаисследования есть интересный момент: они разделяют веру и «религиозное поведение» (то есть, имитацию веры). В случае последнего отрицательная корреляция с уровнем интеллекта меньше. Проще говоря, умный человек вряд ли будет верить в мифы, но может притвориться, если это ему выгодно. Добавлю — не только притворится, но еще и других дурить примется.

Основа благополучия наркомафии — армия наркоманов. Основа благополучия попов — армия верующих. Чтобы у хитрецов в рясах были белые геленвагены, чьи-то дети должны не досчитаться пары десятков пунктов IQ.

Пожиратели мозгов

Несчастная птица, над которой измывался доктор Скиннер, угодила в нестандартную ситуацию. Ведь где это видано в природе, чтобы еда сама падала с неба, еще и по расписанию? Как правило для получения живительных калорий нужно постараться, поэтому мозг и научился запоминать важную связь между действием и наградой. Если в «ящике Скиннера» еда не падала с неба, а появлялась по нажатию рычажка, жертвы науки просто находили заветный рычажок, безо всяких религиозных плясок. Тут мы и подошли к тому главному, что нужно для формирования дурных религиозных привычек — бессилие. Танцы с бубном возникают там, где отсутствуют рычаги подлинного влияния на окружающую реальность.

Каков аналог ящика Скиннера в человеческой жизни? Тюрьма. Немудрено, что особенного накала религиозность достигает именно на зоне, в армии и прочих учреждениях тюремного типа. Уголовная культура любого народа неотделима от магизма и суеверий. В тюрьме вера в сверхъестественное имеет еще и терапевтический эффект. Бессилие угнетает, а магическая пляска, исполненная перед фигуркой святого, слепленной из хлебного мякиша, дает иллюзию какого-то влияния на свою судьбу (есть на эту тему хорошие истории).

Итак, если вы молодой монашек на белом Геленвагене, то в ваших кровных интересах приблизить условия жизни соотечественников максимально близко к тюремным. Особенно важно не допускать проникновения на Святую Русь таких бездуховных западных извращений, как демократия и свободный рынок — механизмов, благодаря которым можно и управлять собственной жизнью, и влиять на общество вокруг. Люди должны жить и умирать по воле всемогущей государственной машины. Будучи лишены возможности строить долговременные планы, они примутся за разные формы иррационального, деструктивного поведения. Одни будут убиваться водкой и героином, другие набирать потребительских кредитов сколько смогут унести, зато третьи — бросятся лобзать вашу добрую пастырскую руку.

Однако на пути от простенького монашеского Геленвагена к Майбаху предстоятельского класса вас подстерегает страшный враг. Этот враг духовности называется «эффект Флинна» — так, в честь американского профессора Джима Флинна, именуют феномен постепенного роста аналитического интеллекта. К примеру, в период с 1932 по 1978-ый IQ американцев вырос на 13.8 пункта (это не значит, что средний IQ стал 113 — за сотню всегда принимается текущий средний показатель). Интеллектуальный рост подтверждается и другими тестами — например, матрицами Равена. Как же бороться с этой напастью, стремительно сокращающей кормовую базу наших ценителей продукции заводов Mercedes?

Вспомним данные о важности родительского авторитаризма в деле воспитания чистильщиков бассейнов. Вероятно, именно отмирание авторитарных тенденций в воспитании является одной из причин эффекта Флинна (наряду, конечно, с питанием и другими факторами). Рефлекторные связи, усвоенные в детском возрасте, гораздо сильнее всех остальных (этолог Конрад Лоренц назвал их «импринтами» — отпечатками в сознании). Зачем бороться с образованием, которое достигает людей уже после того, как костяк личности сформирован? Проще калечить мозг маленьким и беззащитным. Для благозвучия именуя это «защитой традиционной семьи».

В Европе существует пугающая вещь под названием «ювенальная юстиция». На самом деле ее задача — защита прав несовершеннолетних. В том числе от посягательств их собственных родителей, если те оказываются любителями телесных наказаний и прочей «традиционной духовности». В России попытки введения ювенальной юстиции встретили ожесточенное сопротивление. Причем вовсе не от оппозиции, а со стороны самых лоялистских сил. Русская православная церковь, движения «Народный Собор» и «Суть времени» — все они поняли ювенальную юстицию как «православным запретят бить своих детей».

В действительности, защищать семью — это абсурд. Согласно представлениям об эволюции человека, наши предки были моногамны еще до того, как собственно стали людьми. То есть, семья существовала задолго до мировых религий, будет прекрасно существовать и после. Защита «традиционной семьи» — это эвфемизм для защиты нравов деревенской бедноты. Того самого домашнего насилия и прочих дикостей, которые и превращают здоровых детей в кормовую базу для свечных олигархов.

Схожим образом обстоит дело с обычным для всех религиозных консерваторов требованием запрета абортов. Речь идет не о «защите жизни», а о сохранении потенциальной паствы. Ведь большинство детей, «спасенных от аборта», будут расти у нищих и необразованных родителей, их ждет трудное детство и отставание в развитии. Значит, рано или поздно эти дети придут в церковь. Ну или к торговцу героином.

На фоне борьбы с ювенальной юстицией, попы все глубже влезают в систему начального образования. Судя по репортажам, тысячи и тысячи первоклассников запомнили минувшее первое сентября, как тот самый день, когда странный бородатый дядя в платье зачем-то обрызгал их водой. Они еще не знают, что дядя пришел украсть их мозги.

Особый путь

Но все-таки неверно утверждать, будто религия — это один лишь вред и способ заработка хитрых мистификаторов. Если бы выгоду получала лишь одна сторона (пастыри, а не паства), религиозные институты вряд ли продержались бы на плаву столько времени. Христианские общины выполняли множество важных функций, которые в наше время перехватило социальное государство. Помощь малоимущим, сиротские приюты, изоляция душевнобольных и так далее. Современные мормоны из штата Юта жертвуют на благотворительность в районе 13% своего дохода. Но могут ли подобным похвастать православные?

Недавно в центре Москвы 2-ой оперативный полк милиции под командованием православного наркомана Дмитрия Энтео разогнал безобидное шествие пастафарианцев. Пастафарианство — пародийная религия поклонения Макаронному Монстру, популярная на Западе. Что могли бы ответить на эту пародию те же мормоны? — «Это все весело, но, помимо божков и ритуалов, у нас есть еще кое-что: вот наша благотворительность, вот наши сиротские приюты, вот наши адепты выносят утки за стариками, а вам слабо, ребята?» Но православные способны ответить лишь вспышками агрессии. Именно потому, что у официального православия нет за душой ничего, кроме культа, платьев и прочей мишуры. Где ваша благотворительность, православные? Все ушло на полировку майбахов и геленвагенов? Почему «православный активизм» — это нападения на инакомыслящих и погромы в музеях, а не волонтерский труд в больницах и хосписах?

Католическая церковь может похвастаться просветительской ролью в истории Европы, ведь именно она основала старейшие европейские университеты. Теология там преподавалась изначально, а не вломилась верхом на админресурсе, как в случае с православной кафедрой в МИФИ. В России университеты основывала светская власть, примерно на семь веков позже. Тем смешнее выглядят нынешние попытки создать «православный креационизм».

Граждане попы! Европейский креационизм — это плод долгого соседства христианства и науки, представленный такими мыслителями, как Тейяр де Шарден. А ваши православные отношения с наукой ограничивались погромами типографий и требованиями запрета работ Сеченова. Поэтому современный «православный креационизм» — это поп-толоконный лоб, веселящий публику рассказами о том, как генетика опровергла теорию эволюции и прочими упоительными историями.

Пускай, всякая религия в основе своей явление антиинтеллектуальное, но у нас случай совершенно особый. В нашем православном случае мы имеем все минусы религии без единого ее плюса. Если, конечно, не считать плюсом легкий психотерапевтический эффект для заключенных нашей тюрьмы народов, позволяющий за целованием крашеных досок отвлечься от мрачных мыслей о собственном бессилии. Поэтому — держите своих детей подальше от подозрительных бородатых мужчин в платьях.

Леонид Юзефович. Журавли и карлики



Автор романа Леонид Юзефович — известный прозаик, сценарист, историк, кандидат исторических наук, лауреат премии «Национальный бестселлер». Его родной город Пермь.

В основе этого авантюрного романа — миф о вечной войне журавлей и карликов, которые «через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть». В книге связаны судьбы четырех самозванцев — молодого монгола, живущего здесь и сейчас, сорокалетнего геолога из перестроечной Москвы, авантюриста времен Османской империи XVII века и очередного «чудом уцелевшего» цесаревича Алексея, объявившегося в Забайкалье в Гражданскую войну. Эти четыре судьбы отражаются друг в друге, словно в зеркале.

Через эти судьбы в романе осуществлена попытка осмысления судьбы России: откуда у нас в истории «смутные времена» и каких героев эти времена порождают. Связь XVII века с началом и концом XX веков построена на некой мистической ритмичности и возникает ощущение, что «как было, так и будет». В романе обращают на себя внимание темы восточной философии — иллюзорность жизни и вечная борьба «журавлей и карликов», как выражение дуализма инь-ян.

Роман «Журавли и карлики» Леонида Юзефовича позиционируют, как исторический детектив. Но вообще-то трудно отнести современный роман к определенному жанру. Детективная составляющая, расследование, интрига здесь отсутствуют, не позволяя однозначно отнести роман к детективному жанру. Да и тайна хоть какая-то отсутствует. Обычное хронологически выверенное, и довольно гладкое жизнеописание некоего мошенника, выдававшего себя за сына Василия Шуйского. Скорее, это «псевдоисторическая новелла», не гнушающаяся натурализма: «сначала ему отрубили левую руку… потом правую ногу…»

Это роман о трех героях. В семнадцатом веке — беглый подьячий Тимошка Анкудинов, долгое время успешно выдававший себя за сына царя Василия Шуйского. В наше время — писатель Шубин, пишущий книгу о самозванцах (в том числе и об Анкудинове), и его знакомый Жохов, бывший геолог, — он не то мелкий жулик, не то предприниматель, в 1990-х торговавший всем подряд — от редкоземельных металлов до сахара. После одной неудачной сделки ему приходится прятаться в Подмосковье, где он знакомится с женщиной Катей. Во время политических событий октября 1993 года Жохов исчезает. В 2004 году Шубин вместе с женой приезжает в Монголию, чтобы побывать в древнем монастыре Эрдене-Дзу. Там он встречает человека, внешностью похожего и на Анкудинова, и на Жохова, и вспоминает события десятилетней давности.

Самозванца Анкудинова носило из Польши в Италию, а оттуда — в Османскую империю. И везде, чтобы выжить, ему приходилось всячески убеждать «принимающую сторону» в своей полезности. Жизнь его, описываемая Шубиным, причудливым образом переплетается с жизнью Жохова, которого бандиты за проваленную сделку «поставили на счетчик». Ему так же, как Анкудинову, приходится мотаться туда-сюда, пускаясь в разные авантюры в попытке заработать денег, и в конце концов его заносит в Монголию, где жизненный путь Жохова случайным образом и заканчивается («как веревочке не виться...»).

Что касается названия, то речь идет о мифе: о войне журавлей и карликов (пигмеев). Миф известен еще со времен «Илиады». Анкудинов так его объясняет: «Те журавли и те карлики только по внешнему виду обычные Журавли и карлики, а внутри они не таковы. Волшбой входят они в тела людские и через них бьются между собой не на жизнь, а на смерть. Спросишь иной раз людей, откуда пошла такая-то война, и в ответ чего только не наплетут, потому что нужно что-то сказать, а сами знать не знают, что ими, бедными, журавль воюет карлика либо карлик — журавля». То есть конфликты между людьми и войны внутри государств и между государствами — не что иное, как порождение вечного противоборства журавлей и карликов.

Присуждение автору романа премии «Большая книга» вполне закономерно: «Журавли и карлики» были названы лучшей книгой 2009 года.

Леонид Юзефович. Журавли и карлики. — М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, Астрель, 2009. — 480 с. — Тираж 18000 — Твердый переплет.