28.09.2008

Агата Кристи. Десять негритят

"Десять негритят" -- самый продаваемый в мире роман Агаты Кристи, вышедший в 1939 году. За все годы переизданий продано около 100 млн экземпляров книги. Сама Кристи считала этот роман высшим достижением своего творчества. По мотивам романа поставлено множество пьес и снято десять фильмов, первый из которых вышел на экраны в 1945 году. Но единственной экранизацией, сохранившей оригинальное название романа, является картина Станислава Говорухина "Десять негритят", снятая в 1987 году. Это единственный в мире фильм, в котором сохранена пессимистическая концовка романа.

Потомки всемирно известной писательницы Агаты Кристи, владеющими авторскими правами на ее наследство, объединенные в фирму "Agatha Christie Ldt", заставляют издательства изменять название одного из самых популярных в мире криминальных романов. Так они понимают довольно лицемерные требования современной расовой политкорректности. Поэтому этот многострадальный роман Агаты Кристи уже много лет не переиздается под своим оригинальным названием. Его название изменено во многих странах.

Дело в том, что в англоязычном мире слово "негр" воспринимается чернокожими людьми, как оскорбление. Зачинателями литературной политкорректности выступили Соединенные Штаты. В США этот роман британской писательницы никогда не выходил под первоначальным названием. Он назывался или "Десять маленьких индейцев" (хотя, интересно, а чем индейцы хуже или лучше негров?), или "И никого не стало".

Теперь эстонское издательство "Varrak", выпускающее роман на эстонском языке, вынуждено по требованию наследников Агаты Кристи вынести на обложку книги новое название -- "И никого не стало". Это фраза из известной английской детской песенки-считалки, в которой рассказывается о десяти маленьких негритянских мальчиках, объединенных общей трагической судьбой.

Десять негритят отправились обедать,
Один поперхнулся, их осталось девять.
Девять негритят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться, их осталось восемь.
Восемь негритят в Девон ушли потом,
Один не возвратился, остались всемером.
Семь негритят дрова рубили вместе,
Зарубил один себя и осталось шесть их.
Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
Одного ужалил шмель, их осталось пять.
Пять негритят судейство учинили,
Засудили одного, осталось их четыре.
Четыре негритенка пошли купаться в море,
Один попался на приманку, их осталось трое.
Трое негритят в зверинце оказались,
Одного схватил медведь, и вдвоем остались.
Двое негритят легли на солнцепеке,
Один сгорел и вот один, несчастный, одинокий
Последний негритенок поглядел устало,
Он пошел повесился, и никого не стало!

Конечно, вежливость штука неплохая. Во всяком случае, когда она не зашкаливает за пределы разумного и не становится приторно политкорректной до полного абсурда. Интересно, много ли негров умеют читать по-эстонски?

А кроме того я размышляю: стоит ли переживать из-за того, что мы в России такие грубые и прямолинейные и не идем на гибкую политкорректность, по-прежнему называя негров неграми и нисколько этого не стыдясь? А как же их еще называть? Афро-американцами? Ну уж нет! Пусть этот бред глотают те, кого до сих пор мучает комплекс работорговцев.

В Москве теперь шутят: Да, Америка прошла длинный путь от хижины дяди Тома до Барака Обамы!

Но это ведь не наш путь. У нас даже без политкорректности негров не убудет. Во всяком случае в Москве их уже довольно много.

 

P.S. Сегодня я купил аудиокнигу с чтением этого романа. На обложке указано: "10 негритят". Теперь я закатаю MP3-файлы с диска в свой плеер и во время прогулок по набережной Москвы-реки еще разок послушаю эту книгу.

27.09.2008

135 основных слов английского языка

Издательство "Добрая книга" только что выпустило новое стереотипное издание моего учебного словаря "135 основных слов английского языка". Однако на сайте интернет-магазина Ozon.ru эта новинка обозначена лейблом NEW. См. ЗДЕСЬ. Но это не совсем точно: ведь книга точно такая же, как и та, что выпускалась вторым изданием в 2004 году (а первое издание вышло в 2002 году в издательстве НЦ ЭНАС).

На встречах с читателями меня часто спрашивают, зачем создан этот странный словарь, в котором всего 135 слов? Дело в том, что слова в любом языке используются очень неравномерно: одни используются очень часто, а остальные намного реже. В английском языке не менее 2 миллионов слов. Как ни удивительно, из-за неравномерности частоты употребления каждое второе слово английского языка входит по статистике в число этих 135 слов. Выучить все 2 млн слов совершенно нереально -- никто не знает такого количества слов. Я предлагаю: давайте для начала выучим первую половину слов. Но выучим, не поверхностно, кое-как, а основательно и глубоко. Тогда можно утверждать, что хорошо зная эти 135 слов, вы знаете ровно половину всей английской лексики! Вот для этой практической цели и создан этот странный словарь.

Тот же принцип статистики частоты употребления слов использован мною и в других моих учебных словарях: "Первая 1000 важнейших слов английского языка" (сейчас готовится его второе издание, исправленное и дополненное) и "2000 наиболее употребительных слов английского языка" (недавно вышел новый тираж пятого издания этого популярнейшего учебного словаря).
 
Эти словари позволяют не распылять силы и время на усвоение не самой употребительной английской лексики. Разумеется, лишних слов, как и лишних денег, не бывает. Однако обучение становится намного более результативным, если в первую очередь усвоить только самые полезные слова, а уж потом, по мере освоения языка, постепенно выучить и другие слова. Тогда мотивировка для продолжения нелегкой работы по заучиванию слов становится более убедительной: выучив всего 2000 слов, можно свободно общаться на английском языке практически без ограничений на любую тему и читать техническую литературу.

135 основных слов английского языка. / Сост. А. В. Петроченков. — М.: Издательство «Добрая книга», 2008. — 336 с. — Тираж 3000 экз. — (Серия: Английский с Александром Петроченковым - быстро и эффективно).

06.09.2008

На Московской книжной ярмарке

Сегодня я побывал на Московской международной книжной выставке-ярмарке. Погода была славная, словно на дворе не сентябрь, а середина лета. Не зря сегодня в Москве отмечается День города. Из-за этого на ВВЦ было необыкновенно многолюдно. На и на Книжной ярмарке было полно народу.


У меня состоялась встреча с читателями на стенде издательства "Добрая книга".


Как обычно, было много новых незнакомых людей, которые искренне интересовались моими книгами, активно их покупали, и я подписал несколько десятков автографов. Как обычно в павильоне 57 было очень многолюдно, очень душно и очень шумно.


Хотя я пользовался микрофоном, через час такого общения с читателями сорвал голос. Пришлось сделать паузу и по совету директора издательства Романа Козырева выпить горячего чаю. Это помогло, и общение с читателями продолжилось.


Увы, всю книжную ярмарку мне осмотреть не удалось, обошел лишь один из трех павильонов. Ощущение такое, что книг с каждым годом становится все больше, отчаянно больше. И отчаяние это возникает из-за того, что понимаешь: невозможно не только прочитать все эти горы книг, но даже сориентироваться в этом изобилии довольно трудно.

01.09.2008

Александр Кан, глава из новой книги

Мне уже доводилось ранее сообщать о недавнем выходе в питерском издательстве "Амфора" книги Александра Кана "Пока не начался jazz".


Александр Кан пишет там о событиях почти 20-30-летней давности, о возникновении невероятного феномена полуподпольного авангарда -- новой импровизационной музыки, о своем нонконформистском "Клубе современной музыки" в ДК им. Ленсовета в Ленинграде, который был прикрыт, как только КГБ и горком поняли, что же там такое происходит. Мне довелось стать свидетелем и участником этих необыкновенных событий, хотя я и не ожидал, что это когда-то будет описано в отдельной книге, в которой найдется место для многих моих друзей и знакомых того периода, которым я искренне признателен за счастье общения с ними. Это и сам Александр Кан, а также Ефим Барбан, Сергей Курехин, Борис Гребенщиков, Влад Макаров, его жена Наталья Макарова, Александр Кондрашкин, Анатолий Вапиров, Сергей Летов, Валентина Пономарева, Александр Александров, Сергей Хренов, Антоний Мархель, Сабирджан Курмаев, Олег Разумовский, Виктор Мазин, Ганс Кумф, Джон Фишер и многие другие.


Главу из этой любопытной книги недавно отсканировал и опубликовал Влад Макаров в своем блоге. См. ЗДЕСЬ. Он также поместил свои комментарии к некоторым фотографиям из этой книги, многие из которых были сделаны мною, а другие я увидел впервые, как, например, фото немецкого музыканта Hans Kumpf. Помню, Ганс Кумпф не расставался со свои фотоаппаратом, но его редкие снимки я видел только на обложках пластинок, выпущенных после его игры с джазовыми музыкантами в Советском Союзе. Комментарии Влада Макарова ЗДЕСЬ.

А на днях мне позвонил из Смоленска мой старый друг Андрей Пантелеев и сообщил, что только что он купил эту книгу и к своему удивлению обнаружил в ней себя и свою жену Галину на фото в конце книги, где снята публика на одном из первых выступлений в Ленинграде "Поп-механики" Сергея Курехина. Похоже, что Смоленск удивительным образом оказался городом, где авангардная музыка и искусство пустили довольно глубокие корни и переплелись с Питером. В отличие от идеологически зажатой и коммерчески ориентированной Москвы, Ленинград и Смоленск предоставили более плодотворную почву для радикальных художественных экспериментов. Читая обо всем этом в книге Кана, я сам сейчас с трудом верю, что это было со мной и моими друзьями на яву. А ведь я могу вспомнить немало других любопытных людей, кроме упомянутых Олега Разумовского и Виктора Мазина, с которыми мне приходилось общаться в Смоленске и Питере. Стоит назвать покойного Славу Колесова, покойного Сашу Аксенова, оба оставили след в моей жизни. А также давно не выходящего на связь Сергея Борзенкова, которого тоже многое связывало с Мазиным, Разумовским и Питером... Помню и Дмитрия Волчека, главного редактора "Митиного журнала", гуляющего в смоленском парке Блонье... Список можно продолжить.

Александр Кан. Пока не начался Jazz