02.11.2010

Наполеоновский замах Александра Никонова

Замечательное нынче время! Каждый теперь может сесть за компьютер и изложить собственное мнение о том, какой была или должна была быть история. Невзирая на факты. Или даже нарочно противореча фактам, ибо это очень способствует гонорарам. Кажется, именно такой творческий метод использует известный публицист Александр Никонов. Все его книги становятся скандально известными бестселлерами по разным причинам, так как возмущают нетвердые умы и приводят к бурлению идей, порой на совершенно ровном месте.

Прочитал книгу Александра Никонова «Наполеон. Попытка № 2». Под попыткой номер два автор понимает объединение Европы. Якобы, первая неудачная попытка была предпринята еще в Древнем Риме, вторую, согласно теории Никонова, совершил Наполеон Бонапарт, а третья, в его интерпретации, наконец, удалась в наши дни, когда был создан Евросоюз. Почему-то другие попытки объединения Европы, скажем, при Карле Великом и в Священной Римской империи, Никонов игнорирует Да и Адольфу Гитлеру объединение ресурсов Европы под властью нацистов удалось, хоть и не надолго.

Не стану спорить с Никоновым. Он настолько влюблен в Наполеона, что рациональные доводы его едва ли отрезвят. Его не образумил даже тот факт, что все его французские друзья в один голос презрительно высказываются о Наполеоне, считая его авантюристом, негодяем и проходимцем. А вот Никонов влюблен в Наполеона настолько, что называет его на страницах своей книги человеком, обогнавшим свое время, из-за чего он и остался непонятым современниками и историками. Мол, сегодняшняя Франция уже два века живет в том государственном устройстве, которое подарил ей Наполеон. И вся Европа, включая Россию и почти весь остальной мир, за исключением Великобритании и США, пользуется метрической системой, введенной Наполеоном. Согласно Никонову, Наполеон был гениален и невероятно трудолюбив, а уж полководцем он был просто уникальным, не знавшим поражений.

Никонов не обращает внимания на то, что во Франции после революции несколько лет царил страшный хаос и разруха, так как монархия и феодальное устройство общества были разрушены до основания, и любой претендент на власть в стране так или иначе должен был как-то по-новому организовывать государство с чистого листа. Наполеон сделал это как сумел. И не нам судить, насколько замечательно это ему удалось — лучше спросить об этом французов, чью оценку Наполеона я уже привел. Наполеон фактически отверг многие завоевания французской революции, в конце концов объявив себя императором – причем всего лишь якобы для того, чтобы получить благословение Папы римского (хотя более десяти лет проводил в Европе секуляризацию и уничтожал монастыри) и вести на равных переговоры с монархами Европы, которую, согласно Никонову, он собирался объединить под своим началом, но формально так до конца и не объединил почему-то. Он ведь не ликвидировал монархию в побежденных государствах – Италии, Неаполитанском королевстве, Австрии, Пруссии и др. Почему? А ведь мог, если бы действительно хотел объединить Европу под республиканским или своим имперским началом. Он лишь контрибуцию с них получал, сохранив повсюду прежние институты власти. Он даже не ввел такие же гражданские права и свободы для остальной Европы, какие были во Франции. Он даже не освободил крепостных крестьян на завоеванных территориях в России, хотя те его якобы просили об этом (Наполеон, согласно бреду Никонова, пожалел Россию и оставил рабами этих вонючих, мерзких и тупых русских крепостных).

Одним словом, Никонов искажает историю так, как ему нравится, нисколько не заботясь о фактах. Военачальник А.В. Суворов у него отпетый негодяй, крепостник и душитель свободы, который не смог добраться до революционной Франции только потому, что забуксовал в альпийских снегах в Швейцарии. Александр Первый по заказу Британии придушил папочку Павла Первого, чтобы взобраться на трон и потом постоянно лезть в освобожденную Наполеоном Европу жандармом и наводить там свои дремучие порядки. А бедному Наполеону пришлось отбиваться от целой своры европейских монархий, которые даже между собой никак не могли договориться и постоянно друг друга предавали и подставляли. Потому гениальный полководец Наполеон всех их и разгромил, одного за другим. А главная причина побед Наполеона была в том, что французские крестьяне стали при нем фермерами и собственниками, получив землю и успев вкусить плоды этой частной собственности и свободы. А вот в европейских армиях воевали нищие солдаты и крепостные (как в русской армии), потому французы всюду и побеждали, так как французскому солдату было за что воевать – он защищал свое демократическое государство, республику, свою семью и частную собственность, а не чужое феодальное государство, хотя Наполеон и назначил себя императором Франции.

Вообще Россия с подачи Никонова выглядит очень неприятно. Этакое хилое государство, управляемое по-самодурски, поскольку оставалось самодержавной и олигархической. Элита из придворных олигархов наживалась на коммерции, а вся передовая общественность России тайно и явно поддерживала Наполеона и была на стороне французской революции, восхищалась тамошней свободой слова, а многие дворяне просто отправлялись во Францию и трудились там (рубили головы?) на благо революции. Но в России при дворе не оценили французские свободы, и буржуазная революция осталась под запретом. Вообще с Наполеоном подлый русский царь дружить совсем не хотел и по этой причине не выполнял условия Тильзитского мира 1805 года, по которому Россия обязалась участвовать вместе с Францией и всей остальной континентальной Европой в торговой блокаде и удушении Британии. Вот поэтому-то Наполеон и вынужден был напасть в 1812 году на Россию и наказать англомана Александра Первого, хотя при Павле Первом планировался даже совместный поход Франции и России в Индию, немедленно отмененный Александром, так как Индия очень нужна была любимой им Англии.

Русские полководцы были полными придурками и бездарями, постоянно подличавшими и предававшими друг друга. А русская армия в 1812 году была настолько никчемной, что умела делать только одно – отступать, что блестяще продемонстрировал Кутузов, армию которого Наполеон никак не мог догнать аж до самого Бородино. Даже при взятии Смоленска Кутузову удалось обмануть Наполеона: в городе остался лишь небольшой арьергард армии, тогда как главная часть армии под этим прикрытием сбежала по Старой смоленской дороге. 

Личность Кутузова вызывает особое негодование Никонова: он был придворный интриган и лизоблюд, туповатый придурок и отпетый лодырь, дрыхнувший до обеда (даже на совете в Филях он задремал, сволочь такая!), бездарный полководец и одноглазый педофил, постоянно развлекавшийся в бане с 14-летними девчонками. А обычно эти лолиты прислуживали Кутузову, переодетые казаками (помните "Гусарскую балладу"?). Тупые русские крестьяне вовсе не устраивали никакой партизанской войны, а были просто сорвавшимися с цепи озверевшими рабами, которые одинаково грабили и убивали всех, кто попадался им под руку. Никакой Отечественной войны 1812 года вообще не было, и это, мол, еврейская придумка сталинского прихвостня Тарле, написавшего свое исследование о Наполеоне по заказу усатого кремлевского диктатора.

Никонов тратит много восторженных эпитетов, восхищаясь талантами Наполеона и его способностью тщательно планировать свои битвы, всё держать в голове и вникать во все детали. На фоне этих восторгов становится совершенно непонятно, как же это Наполеон так просчитался и не запас фуража и зимнего обмундирования для своей Великой армии, направляясь в Россию? Или он ничего не знал о русских морозах? Тогда к чему этот вздор про его неслыханную предусмотрительность и расчетливость? Почему Наполеон не остался зимовать со своей Великой армией в Смоленске? Никонов уверяет, что если бы Наполеон остался в Витебске или Смоленске, он непременно выиграл бы войну, на следующий год взяв Москву и Петербург. Тогда почему же он не остановился вовремя? Виноваты англичане, которые в Париже подзуживали переворот? Тогда зачем он вообще отправился в Россиию, бросив свою Европу? Это была его главная глупость. И Никонов сам цитирует письмо коварного императора Александра, который заявляет, что готов отступать хоть до самой Камчатки, но никогда не подпишет с Наполеоном перемирия. То есть отступление было совершенно сознательной стратегией, в конечном счете успешно оправдавшейся: Великая армия Наполеона оказалась уничтоженной, и из России в Пруссию вернулась лишь ее ничтожная часть -- 30 тысяч из более чем 500 тысяч.

Разумеется, битву при Бородино выиграл именно Наполеон, а не Кутузов, хотя большой перевес сил был на стороне бездарного Кутузова (который к тому же, используя футбольную терминологию, играл на своем поле), уверяет нас Никонов, вопреки подсчетам и данным Википедии, которые я с изумлением сравнивал с данными в книге Никонова. Вообще с цифрами и фактами у Никонова просто беда – многие явно идут вразрез с общепринятыми. Только один пример: Никонов уверяет, что русские, поспешно отступая из Москвы, бросили там 20 тысяч своих раненых. А Википедия почему-то сообщает, что в Москве остались 2000 раненых. И подобные странные факты и цифры, источников которых Никонов не указывает, можно приводить пачками.

Маршал Ней получил приказ талантливого Наполеона составить во главе 12 тысяч солдат арьергард отступающей из Москвы армии, когда французы вдруг решили в декабре в летнем обмундировании отправиться в поход обратно, хотя треть домов в Москве оставалась не тронута пожарами и барские погреба были полны продуктами. К тому моменту, когда Ней добрался к переправе через Днепр (это на полпути к Смоленску), его армия сократилась наполовину, а остальная половина погибла при форсировании Днепра. Мне кажется, в тех местах из 6000 тысяч тел французов (и их лошадей) можно было несколько мостов соорудить, так как Днепр даже в Смоленске совсем неширок. Короче, великий маршал Ней остался один, без армии, а потом еще прославился своей изменой сиру, пообещав арестовать Наполеона в 1815 году, когда тот двигался к Парижу, побывав в «заточении» на острове Св. Елены. Однако Ней не выполнил того обещания и опять примкнул к великому Наполеону. Но Наполеону эти постоянные измены счастья не принесли, так как при Ватерлоо его армии были окончательно разгромлены англичанами, и правил он всего 100 дней. После этого Наполеон, как настоящий авантюрист, пытался проскочить мимо английского флота и бежать морем в Америку, но англичане его почему-то захватили. Так что миф о невероятной прозорливости и непобедимости Наполеона опять остался посрамленным. 

Кстати, стоит напомнить еще один позорный эпизод: в самом конце 1812 года Наполеон бросил остатки своей Великой армии на Березине и ускакал в Париж в карете, пока его солдаты продолжали замерзать и голодать, дойдя по полного морального разложения и каннибализма. В Пруссию вернулась ничтожная часть Великой армии, где многие скончались от переохлаждения, истощения и болезней. 

Кстати, размышляя над книгой Никонова, я вспомнил утверждения, что Сталин очень внимательно изучал творение Евгения Тарле о Наполеоне. Именно из-за этого он и не поверил данным разведки о подготовке Гитлера к нападению на СССР и не стал готовить страну и армию к нападению: были точные сведения, что немцы не заготавливали зимнего обмундирования. Из этого очевидного факта Сталин сделал ошибочный вывод, что Гитлер не станет нападать на СССР. Но Гитлер повторил ошибку Наполеона, наступив на те же грабли! «Неужели Наполеон должен был пошить 300 тысяч овчинных полушубков для своей Великой армии?» — демагогически вопрошает Никонов. Увы, ответ на этот риторический вопрос может быть только утвердительный. Умный полководец обязан был поступить именно так. 

Так что скандальные восторги публициста Никонова по поводу Наполеона не вполне уместны, хотя скандал наверняка может быть частью маркетинговой стратегии автора и издателя. Кстати, местами в книге «Наполеон. Попытка № 2» проскальзывают странные намеки, в которых угадываются сравнения раннего Наполеона с Путиным! Прямо этого не говорится, но намек достаточно прозрачен, чтобы догадаться, что Путину достались от разрушительной революции Ельцина такие же руины, на которых срочно требовалось воздвигать вертикаль государственной власти. И уж если продолжать аналогию, Путин тоже должен бы назначить себя монархом или императором при следующем восшествии на престол. Впрочем, такое сравнение Путина с Наполеоном можно оставить на моей совести, посчитав их моим досужим домыслом или оценочным суждением. Тем более, что в книге Саши Никонова и без того хватает досужих домыслов, принадлежащих лично автору.


Лет шесть или семь назад я написал довольно положительный отзыв о книге Александра Никонова "Апгрейд обезьяны". Рецензия публиковалась тогда в каких-то журналах. Позже я узнал, как создавалась та книга: Никонов работал научным редактором в журнале "Огонек" и брал интервью у разных ученых, академиков, исследователей, которые публиковались в журнале. Потом тексты этих интервью он перератотал и преобразовал в собственный текст, зачастую просто убрав свои вопросы и даже упоминание авторов умных мыслей. В этом нетрудно убедиться, поработав с текстом книги, так как многие публикации "Огонька" сохранились в интернете. Но книга получилась довольно любопытная и интересная, хотя и пестрая по вкусу, как мясная солянка. В ней немало свежих мыслей на самые разные темы, которые я принял за собственные мысли Никонова.

С Сашей Никоновым мне доводилось общаться несколько раз, а также слушать его выступления на книжных выставках и ярмарках. Здесь мы летом 2004 года попали в кадр в книжном магазине "Библио-Глобус".

Одно время наши книги выходили в одном издательстве НЦ ЭНАС. Но поскольку мои книги совсем не были скандальными, издательство не считало нужным их активно продвигать и рекламировать. Поэтому позже мне пришлось искать более разворотливое издательство для своих книг. Однако иногда НЦ ЭНАС приглашало своих авторов на разные совместные тусовки.


Со временем, познакомившись с другими его книгами, я понял, что главный творческий прием Саши Никонова очень плодотворен. Он обязательно включает в себя эпатаж, оскорбление или скандал. Его даже привлекали к ответственности прокуратура и Наркоконтроль за пропаганду дури, так как в "Апгрейде обезьяны" Саша требует легализовать наркотики. Впрочем, и эту идею, как оказалось, первым публично высказал Онотоле -- Анатолий Вассерман.

Не случайно самое первое произведение Никонова называется "Хуёвая книга". У меня в библиотеке есть собственный экземпляр этой книги Никонова! Времена изменились, и мне кажется, что едва ли сегодня можно напечатать книгу с таким названием на обложке. Кстати, мне кажется, что вопреки названию, это действительно лучшее произведение Александра Никонова -- вполне искреннее, по-мальчишески задорное и честное, которое я могу рекомендовать прочитать всем, хотя издательство НЦ ЭНАС в сведениях о своем самом звездном авторе даже названия этой книги не упоминает.