25.07.2013

Николай Носов. Витя Малеев в школе и дома


Эту свою повесть Николай Носов написал в 1951 году. Я родился как раз в том же году, но с творчеством писателя Николая Носова до сих пор был знаком только по серии его книг про Незнайку, прочитанных еще в детстве. И вот теперь я добрался до этой известной книги и прочитал ее. А ведь эта нехитрая повесть во все годы была удивительно успешной! В 1952 году журнальный вариант повести «Витя Малеев в школе и дома» был удостоен Сталинской премии третьей степени. Википедия отмечает, что Носов отказался включить упоминание имени Сталина в свою повесть, хотя на этом настаивало руководство «Детгиза», но всё-таки получил Сталинскую премию. К тому же Носов не был даже членом КПСС.

После публикации повести в журнале Носов практически переписал её заново. Он был ею недоволен: «Случайно мне за неё Сталинскую премию присудили! Могли дать и другому!». Но премию он все же получил: повесть воспитывает присущий социализму вездесущий коллективизм и такую организацию, в которой на первом месте оказываются взаимовыручка и взаимопомощь, умение достигать поставленных старшими общих целей, а индивидуализм и замкнутость на своих личных делах и целях поддержки не получают. В 1954 году по повести был снят фильм «Два друга».

Говоря откровенно, упоминание Сталина (или даже просто его портрета) в этой повести о школьниках-шалопаях выглядело бы довольно нелепо. Носов видимо некоторым образом рисковал, раз об этом упоминает Википедия, но он рискнул и угадал: последующее развенчание культа личности Сталина вывело бы его повесть из списков литературы, рекомендуемой школьникам. Именно «аполитичная нейтральность» создала предпосылки для долгой и успешной жизни повести. Взгляните, какие у повести тиражи: в наше время, когда тираж в 10 тысяч экземпляров считается чуть ли бестселлером, книгу печатают тиражом в 50.000! И так практически каждый год. Вот что такое настоящий успех. За первые три года с 1951 по 1953 гг. повесть выдержала тридцать изданий и была переведена на 23 языка. А издание 1978 года имеет тираж аж 500 тысяч экземпляров!

Полагаю, простые и понятные идеалы и модели коллективистского поведения, описываемые в повести, находят применение в любом коллективе — от школьного класса и армейского взвода до офиса фирмы и компании. В этом-то и состоит причина долгой живучести этой повести, в которой действие происходит в не самое легкое послевоенное время, но никаких заметных примет того трудного времени в повести нет, за исключением того, что школы тогда были раздельными для девочек и мальчиков. В жизни класса большую роль играла стенгазета и звено — но я заметил, что ни разу не упомянуто, звено какой именно организации. А в остальном повесть написана так, словно этот Витя Малеев мог жить в любое время, хоть сейчас.

Говоря откровенно, никакого восхищения эта нехитрая повесть своими художественными достоинствами у меня не вызвала, и причины ее долгой успешной жизни так и осталась для меня загадкой. Очень хотелось бы узнать мнение других читателей этой книги.

Николай Носов. Витя Малеев в школе и дома. — М.: Издательство: Самовар, Издание И. П. Носова, 2009. — 178 с. — (Серия: Школьная библиотека) — Тираж 50000 экз.

22.07.2013

Питер Акройд. Ньютон



Книги известного британского поэта и прозаика Питера Акройда (Peter Ackroyd) популярны во всем мире. Он автор более четырех десятков книг. В последнее время его творчество посвящено написанию биографий выдающихся англичан. «Я пытаюсь придумать новый вид биографии, взглянуть на историю под другим углом зрения», — признается Акройд в одном из своих интервью. Однако в чем состоит этот необычный угол зрения, мне понять так и не удалось, хотя я с большим интересом прочитал биографию великого Исаака Ньютона. Он выдающийся мыслитель, физик, астроном и математик, чей вклад в естествознание переоценить просто невозможно, а наши представления об окружающем мире в результате его открытий и прозрений стали совершенно иными. Ньютон определенно стоит в одном ряду с такими гигантами мысли как Платон, Аристотель, Галилей и Эйнштейн. Его идеи плохо понимали современники, и ученые, и монархи. Свои лекции по оптике он читал в пустой аудитории. Но Акройд утверждает, что при встрече Ньютона с Петром Первым русский царь проявил намного больший интерес и понимание его идей, чем монархи Британии и их приближенные.

Личность Ньютона представляет немалый интерес. Он был человеком фантастически скрытным. Те знания, которые он подарил миру, составляют лишь малую толику его трудов. Его при жизни считали гением, пророком, провидцем, а его капитальный труд Principia Mathematica оказался величайшей высотой, до которой поднималась природа человека. Многие члены Королевского научного общества, которое четверть века возглавлял Ньютон, не смогли понять этой его работы. Да и сегодня это не всем по силам. Однако опубликованные в этом труде тонкие математические расчеты до сих пор используются NASA при подготовке полетов в космос. Эта классическая книга продолжает переиздаваться уже более трех столетий. Ньютон совершил переворот в оптике, разложив призмой белый свет на гамму цветов. Открыв принципы небесной механики, он обосновал законы всемирного тяготения и сделал невидимое видимым. Он первым объяснил природу приливов. Он придумал интегральное и дифференциальное исчисления отдельно от Лейбница. Он ввел новую систему хронологии древней истории, которую до сих пор оспаривает академик Фоменко & Co. Фундаментальные научные идеи Ньютона по большому счету не вытеснила ни теория относительности, ни квантовая механика. Его гениальная система мироздания, состоящая из сил, инерции, массы, из действия и противодействия — остается непревзойденной по своей надежности и простоте, доступной даже школьникам.

Меня потряс тот факт, что собственно наукой и прославившими его открытиями Ньютон занимался очень недолго — от силы десяток лет в молодые годы свой довольно продолжительной жизни. Потом он лишь что-то уточнял, писал небольшие статьи, читал лекции и трижды переиздавал с поправками и дополнениями свой главный труд Principia Mathematica. Более тридцати последних лет своей жизни Ньютон руководил работой Монетного двора. Оказывается, работа с драгоценными металлами была ему совсем не чужда, так как Ньютон почти всю свою жизнь занимался алхимией — собирал старинные фолианты и документы алхимиков, проводил в Кембридже какие-то тайные опыты, из-за которых несколько раз в его лаборатории случался пожар.

Перед смертью, как утверждают слуги, он сжигал свои записки и рукописи целыми коробками. Никто не знает, что именно он сжег. Возможно, какие-то записи по алхимии, чтобы его посмертно не обвинили в черной магии и колдовстве.

А может быть, он сжигал свои библейские исследования: оказывается, самые большие силы своей жизни Ньютон посвятил религии, точнее — изучению Библии. Для этого он выучил древнееврейский язык и сделал около трех десятков собственных переводов Библии. После смерти он оставил неопубликованные рукописи по теологии общим объемом примерно в миллион слов, то есть более 5 миллионов знаков! Он доказывал, что Библия содержит множество ошибок и неверных толкований древних текстов. Он верил, что «Божественное являет свой таинственный замысел в еврейском храме и еврейской церковной службе», хотя сам Ньютон не был евреем. Он представлял себе некую первозданную Церковь, основанную сынами Ноя, а принципы ее таковы: люби Господа и ближнего своего. Эту первую религию еврейские патриархи передали народу израильскому, а затем через Пифагора она попала к древним грекам и египтянам. Ньютон не верил в троицу и отвергал современную ему англиканскую религию. Изначальную веру, по его убеждению, сохранило лишь истинное христианство — арианство.

Любопытно, что Исаак Ньютон жил в ту же историческую эпоху, когда в дремучей России происходил православный раскол. Старая вера боролась с новой ересью, была подавлена и изгнана. Так и Ньютон фактически оказался одиноким старовером-арианцем. Всеми правдами и неправдами ему удалось увильнуть от принятия сана священника, как полагалось в те времена профессорам Тринити-колледжа в Кембридже. Но благодаря скрытности о его еретических мыслях стало известно только после смерти.

Ньютону нелегко давалось сосредоточение на его исследованиях. Hаботая над какой-то теорией, он терял аппетит, почти не ел, только иногда что-то перехватывал на бегу или стоя, почти не спал, лишь на пару часов ложился не раздеваясь, был рассеян, забывал обо всем, часами гулял, погруженный в мысли, в саду возле дома в Кембридже, мог во время приема гостей погрузиться в размышления на четверть часа или вдруг уходил в свой кабинет и там писал, забыв о гостях... Он был профессором со странностями. Никакой семейной жизни у него не было. Он весь был поглощен наукой и извлечением нового знания, о котором до него не знал никто. Понимая уникальность своих знаний, он совершенно не терпел какой-либо критики и иронии по поводу своих трудов.

Рассказывая о Ньютоне, Питер Акройд создает образ истинного ученого, человека противоречивого, честолюбивого, но при этом безгранично преданного науке. Человека, вся жизнь которого, наполненная трудом и неустанной работой мысли, была посвящена познанию Истины.

Питер Акройд. Ньютон. Биография. (Newton) / Перевод: Алексей Капанадзе. — М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2011. — 272 с. — Тираж 3500 экз.

21.07.2013

Под покровом имён. Словарь неофициальных топонимов г. Смоленска


Странный в Смоленске издан словарь неофициальных топонимов. Настолько неофициальных, что многие из них вызывают, если не возмущение, то недоумение и непонимание. Некоторые словарные статьи я прочитал с интересом, удивляясь тем, как за последние пару десятителий, что я живу в Москве, изменилась топонимическая среда моего родного города. И все же, несмотря на попытки объяснения в кратком предисловии, в чем ценность такой словесной помойки, я понять так и не смог. Вот некоторые примеры.
Блевок — столовая №15, в Медакадемии (ул. Крупской, 28). Топоним, образованный с помощью суффикса –ок– (возможно, по созвучию с чепком), отражает невысокое мнение о качестве студенческой кухни (авторы не согласны со столь резкой оценкой).

Честно говоря, я когда-то учился в СГМИ, ныне Медакадемии, и мне случалось обедать в этой столовой. Да, это не роскошный ресторан, а бюджетная студенческая забегаловка. Ею вынуждены пользоваться многие небогатые студенты, ведь рестораны не всем по карману. Но публикация столь маргинального прозвища недостойна и высокомерна. На месте администрации Медакадемии и столовой №15 я потребовал бы сатисфакции в судебном порядке, чтобы возместить ущерб, нанесенный репутации подобными «научными изысканиями», которые публикацией фольклора маргиналов придают подобным ругательствам официальный статус. Не стану приводить жаргонных наименований этой столовой и ее предшественницы, располагавшейся в подвале ГУКа, которые использовали студенты во времена моей учебы в СГМИ, они наверняка устарели и канули в небытие. Не вижу никакого смысла собирать и засушивать этот словесный гербарий. А псевдонаучные рассуждения про суффикс без упоминания грубого корня никак не оправдывают такой выпад. Кстати, наверное я совсем дремуч, так как мне не известно слово «чепок», на который ссылаются авторы, словно это какая-то всем известная норма. Поиск в Google мне тоже не помог. Так что же всё это означает?

Если сами авторы словаря сомневаются в оценке приводимого ими оскорбительного «топонима», его просто не следовало бы публиковать, ссылаясь на неких анонимов, с чьей оценкой они якобы не согласны. Возникает подозрение, что авторы как раз и есть те, кто придумывал такие сомнительные топонимы, блистая своим «остроумием». Но составители всеми силами стремились к солидности и полноте своего словесного собрания, поэтому охотно включали в него всё подряд, включая топонимы из художественных произведений писателя Олега Разумовского, который в изобразительных целях воссоздал среду выразительных типажей — пьяниц, ублюдков, преступников, обитателей социального дна. Эти книги О. Разумовского оказались настолько возмутительной пощечиной общественному вкусу, что их не решилось публиковать ни одно российское издательство. Книги Разумовского издавались в Нью-Йорке в издательстве Сергея Юрьенена «Вольный стрелок». Составителям словаря следовало обратить внимание, что Олег Разумовский нигде не называет город, описываемый в его романах, Смоленском. И это неспроста, ибо fiction в любом случае не является документальным свидетельством. Поэтому, ссылаясь на эти художественные труды нашего земляка, составители словаря невольно стали жертвами мистификации и вводят читателя в заблуждение.
Взлётка — крепостная стена, потому что там «взлетают» наркоманы.

Ценная информация. Видимо, это увековечивают для подрастающих наркоманов?
Дядька с циркулем — см. Федя с циркулем.

Листаю словарь. Никакого Феди с циркулем по алфавиту не нахожу. Зато Федя с циркулем упоминается в статье Конь. Логично? Увы, подобных ляпов в тексте полно.

Самая пространная статья словаря почему-то называется Кошкин дом. Это заброшенный аварийный дом, в котором давно никто не живет по причине возможного крушения этого конструктивистского шедевра. Но в статье подробно излагаются всякие сплетни и измышления на темы ужастиков об этом здании, которое чаще принято было называть в прошлом Домом Коммуны.
Дом Павлова (Книжка) — Дом книги на ул. Большой Советской, 12/1. До революции дом принадлежал купцу 1-гильдии Г.П. Павлову, построившему его в 1889 г. Вариант Книжка — устаревший, несколько лет назад он активно использовался студентами Института искусств, которые обучались в этом арендуемом вузом здании.

Насколько мне известно, всегда, во все времена этот заметный и всем известный дом с большим книжным магазином смоляне называли Домом книги, и ни о каком купце Павлове не вспоминали. И на помещенном рядом снимке снимке изображено это здание, на котором четко видна вывеска «Дом книги». Так что топоним может быть только один — Дом книги, а все прочие дополнения факультативны и едва ли имеют право на увековечение, так как в действительности не применяются.

А что означают такие включения в словарь, мне понять не удалось:
Бомба (?)
Выгул (?)
Двушка (?)
Инкубатор — интернат (?)
Копейка (?)
Петрушка (?)
Площадка (?)
Три топора (?)
Кому предназначаются эти вопросительные знаки и что они означают? Читателю пользы от них точно мало.

Я мог бы привести немало и других примеров подобных нелепостей и спорных мест, встретившихся в этой книге. При последовательном чтении у меня сложилось впечатление, что этот, с позволения сказать, «словарь неофициальных топонимов» представляет собой сборник глупостей и инфантильных упражнений в остроумии каких-то невежественных студентов, видимо, главным образом из СГИИ. Для придания тексту (псевдо)научности эти нелепости перемешаны с довольно поверхностным краеведением. Боюсь, что никакого существенного вклада в изучение и понимание Смоленска этот труд не вносит. Скорее запутывает и мешает правильно постичь тайны древнего и красивого русского города с его трагической 1150-летней историей.

Под покровом имён. Словарь неофициальных топонимов г. Смоленска / авт.-сост. Д.В. Бутеев, В.В. Никифорова, В.Ю. Сергеев; ассоциация «Безсребренный векъ». — Смоленск: Маджента, 2012. — 164 с. — Тираж 300 экз.

Илья Стогoff. Миллиардеры


Книги журналиста Ильи Стогова из Петербурга, который публикуется под несколько манерным псевдонимом Стогоff, мне приходилось читать и раньше. Пожалуй, наиболее запомнились записки о личных экзотических впечатлениях путешественника в Среднюю Азию под игривым названием «mASIAfucker». В последнее время этой книги я уже нигде не встречаю. Но книга "Миллиардеры" меня откровенно разочаровала своей явной конъюнктурностью.

В аннотации сказано, что «на примере биографий десяти русских миллиардеров книга рассказывает о политической и экономической подоплеке новейшей истории России. Как устроено наше общество? По каким законам живет? Откуда и куда движется?» А на обложке утверждают: «Документальный роман о тех, кто владеет Россией. Как устроена страна, в которой делаются самые фантастические состояния планеты».

Увы, всё это вранье. Никакой это не роман, а этакая легкая публицистика или просто нон-фикшн биографического свойства. Причем это вовсе не какое-то глубокое авторское расследование о происхождении богатств десятки богатейших миллиардеров, а скорее пересказ сплетен бульварной прессы об отношениях богачей с дамами и о скандалах из их личной жизни. Впрочем, не все олигархи славятся своими любовными похождениями, поэтому яркие подробности мы узнаем лишь о некоторых.

Вот перечень миллиардеров: Алексей Мордашов, Михаил Фридман, Владимир Евтушенков, Михаил Прохоров, Владимир Потанин, Сулейман Керимов, Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг, Вагит Алекперов, Роман Абрамович. Каждому богачу посвящена отдельная глава. Можно было ожидать, что мы узнаем важную подноготную этих богачей. Но о приобретении ими несметных богатств в книге Стогова говорится до обидного скупо и лаконично, а о богатствах некоторых персонажей, например, о Керимове и Абрамовиче мы не узнаем почти ничего. И если личная жизнь Михаила Прохорова знаменита феерическими скандалами с толпами красавиц, доставляемых самолетами из Москвы в Куршавель, а Керимов на радость бульварной прессе разбил в катастрофе на Английской набережной в Ницце роскошный «Феррари», когда рядом с ним находилась сексапильная телезвезда, то о некоторых других персонажах мы не узнаем даже таких личных пикантностей.

Ну чем, спрашивается, знаменит скучный нефтянник Вагит Алекперов? И чем прославился Виктор Вексельберг, кроме своих яиц Фаберже? Из этой книги читатель не узнает даже, что эти ювелирные яйца, принадлежавшие царской семье, хоть и скуплены Вексельбергом на зарубежных аукционах и показаны на выставках в России, постоянно хранятся в ФРГ в его собственном музее в Баден-Бадене. Но у читателя может сложиться ложное впечатление, будто Вексельберг благодетель и великий культурный меценат.

О других миллиардерах мы узнаем малоприятные подробности их взаимоотношений с женами. Например, приводятся подробные кляузы покинутой жены сталелитейного магната Алексея Мордашова, не сумевшей слупить с муженька достойный откат при разводе. Но кому все это интересно?

Книга утешает лишь тем, что явные пробелы в биографиях своих богатых героев автор заменяет беглым обзором захватывающей истории первого десятилетия новейшей российской истории, когда делались первые фантастические состояния. При этом острых углов истории и политики Стогов старательно избегает. Говоря о мужестве Ельцина, он умалчивает о расстреле парламента и о подтасовке на выборах 1996 года. Подробно рассказывает о дефолте, но не вдается в детали лоббистской деятельности Березовского. Говорит о кремлевской Семье, но почему-то не связывает ее с Путиным, который появляется из ниоткуда. И вообще о нашествии питерских ни слова, как и о путинской мафии, захватившей ключевые посты и источники доходов. Неоднократно упоминает Ходорковского, но не позволяет себе рассуждений о причинах его тюремного срока. Никакого внятного экономического анализа, практически никаких выводов о преступном происхождения капиталов этих миллиардеров и о природе нынешнего государственно-олигархического капитализма. Зато подробно и красочно о всяких скандалах и сплетнях, привлекающих «желтую» прессу.

Короче говоря, книга Стогова совершенно недостойна внимания. Обо всех упомянутых и многих других миллиардерах (а их счет в современной России уже перевалил за сотню и продолжает увеличиваться, и вот этот факт как раз требует пристального рассмотрения и особого объяснения) можно узнать на страницах более серьезной прессы, например, в журналах «Эксперт» или Forbes, лишь немного погуглив в интернете. И при этом вполне можно обойтись без пикантных подробностей их личной жизни, собранных в этой книге.

Илья Стогoff. Миллиардеры. — СПб.: Амфора, 2007. — 232 с. — (Серия: Проект Ильи Стогова / Стогoff Project) — Тираж 5000 экз.

17.07.2013

Светлана Воинская. Сотвори и продай! Как превратить хобби в Дело и добиться успеха


Сразу признаюсь: с автором этой книги Светланой Воинской мы давно знакомы заочно. Несколько лет назад она оказалась в числе моих френдов в социальных сетях. Поэтому, хотя мы никогда лично не встречались, ее творческое рукоделие и бизнес по созданию и продаже женских украшений проходили и развивались на моих глазах. Я поглядывал на фотографии украшений, которые Светлана систематически выкладывала в своем блоге, и радовался, что вот есть талантливый человек, которому нравится собственное творчество, нравится это занятие, и результаты нередко получаются очень убедительные, яркие и оригинальные.

А потом в блоге Светланы стали появляться сообщения о процессе создания и издания этой книги. Но когда я прочитал отрывки из книги, выложенные в интернете, я понял, что Светлана меня где-то ловко провела: прочитанные главы были написаны удивительно гладко, разумно и профессионально. Я просто не мог поверить, что такое чудо удалось совершить милой девушке, которая, как мне казалось, всецело увлечена своим нехитрым домашним ремеслом и рукоделием. Все-таки я лет пять был главным редактором популярного компьютерного журнала, и успел начитаться текстов, которые в редакцию присылали доктора наук, профессора, соросовские лауреаты, видные эксперты и специалисты. Качество их текстов зачастую было просто чудовищным: почти всех этих авторов приходилось серьезно править, чтобы текст можно было представить читателю.


Но со Светланой Воинской оказалось все иначе: из ее блестяще написанной книги я узнал, что по образованию она юрист, выпускница МГУ, а десять лет работы юристом пришлись ей не по душе, поэтому она искала себя и даже некоторое время училась в Литинституте, мечтая о литературной карьере. Но нашла она себя в хендмейд рукоделии, в самодеятельном творчестве и бизнесе. Она превратила свое хобби в источник успеха, и это позволило ей забросить постылую юриспруденцию, полностью посвятив себя развитию своего таланта и художественному творчеству. Вот обо всем этом она и написала свою превосходную книгу, где не только рассказывает о своей жизни, но и дает читателю ключ к собственному освобождению. Особую ценность представляет огромное множество полезных практических советов и рекомендаций о том, как обстроить свой собственный бизнес, чтобы обрести успех, свободу от работодателя и финансовую независимость, чтобы навсегда покинуть унылую работу «на того парня».

Книга получилась в высшей степени умной, увлекательной и полезной. Убежден, что эту книгу должны, просто обязаны прочитать все, кто мечтает создать свой индивидуальный бизнес, но пока еще не отважился избавиться от привычного ярма. Советы, выросшие из личного опыта и размышлений автора, универсальны. Пользуясь ими, читатель может запустить свой индивидуальный старт-ап совсем в другой области, даже не относящейся к художественному творчеству или домашнему ремеслу. Драгоценные крупицы опыта и знаний он непременно из этой книги извлечет. Автор проявляет не только житейскую мудрость, но и, что еще важнее, щедро делится своей активной жизненной философией, оптимизмом и энергией. Мне кажется, я не встречал других столь же убедительных и прочувствованных книг отечественных авторов, о том, как превратить свое хобби в любимое дело и деньги, как осознать свой талант, обрести "пинок судьбы" и использовать жизненный шанс, как создать свой неповторимый и прибыльный творческий продукт, как найти свою нишу на рынке, как использовать возможности интернета для продвижения продукции и коммуникации с клиентами…

Должен признаться, в этом издании книги мне не понравились две вещи. Первое: в конце книги нет предметного указателя. В России этот элемент книжной культуры почему-то не прививается. Полагаю, что все книги нон-фикшн непременно должны иметь предметный указатель, чтобы читатель мог быстро ориентироваться в пространстве книги. И второе: меня с детства воспитали трепетно обращаться с книгами, аккуратно листать страницы, не загибать листы и не оставлять помарок. А тут в конце книги я обнаружил целых девять страниц «Для заметок»! Да у меня просто рука не поднялась бы использовать столь красиво и добротно изданную книгу, снабженную шелковой ленточкой-закладкой, как простую тетрадку для заметок!  Если мне надо что-то отметить в книге, вкладываю бумажную закладку или листок, на котором пишу мысль или цитату. А еще чаще использую цветные самоклеящиеся листки Post-It фирмы 3М -- этому меня научила дочка. Когда она работала в МГУ над своей диссертацией, многие книги в нашей домашней библиотеке наполнились такими приклеенными закладками. И хотя дочка уже много лет делает бизнес-карьеру в Германии, летает по всему свету и ведет переговоры с деловыми партнерами в разных странах, закладки в книгах по филологии, экономике и философии с ее заметками хранятся дома в книгах и не теряются. Лучше бы вместо этих нелепых страниц «Для заметок» в конце книги был указатель.

И все же со всей искренностью утверждаю: мне очень понравилась книга Светланы Воинской. Это весьма интересная и в высшей степени полезная книга, способная обогатить читателя во всех смыслах этого слова. Если бы была возможность, я дал бы книге "Сотвори и продай!" высшую оценку. Хочется надеяться, что это всего лишь дебют автора, и мы вправе ожидать от Светланы Воинской творческого продолжения. Талант нельзя закапывать!

Светлана Воинская. Сотвори и продай! Как превратить хобби в Дело и добиться успеха. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. — 256 с. — Тираж 4000 экз.


Страница книги на сайте издательства МИФ.

ЖЖ Светланы Воинской.

Блог Светланы Воинской.

Фейсбук Светланы Воинской.

Отрывки из книги Светланы Воинской
.


14.07.2013

Наше будущее: Управляемая эволюция или деградация

Философ и психолог, участник движения Глобальное будущее 2045 (http://2045.ru) Акоп Назаретян месяц тому назад выпустил свою новую книгу "Нелинейное будущее".


Судя по информации в интернете, в книге излагается предположение, что будущее человечества зависит от того, сумеем ли мы в середине нынешнего века сделать свое развитие и эволюцию не спонтанными, а управляемыми процессами. Человеческий разум становится космическим фактором, то есть развитие вселенной зависит от того, закончится ли развитие человечества обвалом, крахом и деградацией или произойдет важный фазовый переход в будущее. Предстоящий фазовый переход в связи с ускоренным прогрессом техники называют сингулярностью.

В магазине "Библио-Глобус" 12 июня 2013 года состоялась презентация этой книги. Видеозапись презентации:
http://youtu.be/dZd-NcEcrN0

Мне пока не удалось приобрести эту книгу. В интернет-магазинах книга кое-где представлена, но нигде в продаже ее нет. Здесь можно прочитать введение к этой книге, которое называется "XXI век: градиент нелинейности". Это введения красноречиво говорит о проблематике книги.

В моей домашней библиотеке есть две книги Акопа Назаретяна "Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории" и сборник лекций "Психология стихийного массового поведения".

Надо отметить, что идеи Назаретяна перекликаются с идеями русских космистов, с идеями Вернадского, Циолковского, Федорова, с идеями иезуита Тейяра де Шардена. Хоть я и не люблю передачу "Профилактика" на канале РТР, еще одну интересную видеозапись выступления Акопа Назаретяна о поведении масс можно посмотреть здесь:
http://youtu.be/cR3sM8ETNiU

О сингулярности одним из первых стал писать в своих книгах Рэй Курцвейл, он тоже участник движения 2045. Увы, книг Курцвейла почему-то книг на русском языке мне не попадалось, а в Германии я читал его книги по-английски. И они произвели сильное впечатление. Посмотрите парочку коротких видео с высказываниями Рэя Курцвейла, это того стоит:
http://youtu.be/0xM7syuZTS4
http://youtu.be/HY9S9YxuJ40

Кстати, о неизбежном фазовом переходе к середине XXI века, но по демографическим причинам, писал в своей книге "Парадоксы роста. Законы развития человечества" Сергей Петрович Капица:
http://bookbybookread.blogspot.ru/2010/03/blog-post.html

13.07.2013

Александр Никонов. Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект


Тем, кто читал другие книги Александра Петровича Никонова, хорошо известно, что автор — убежденный атеист. Он вообще известный популяризатор науки и специалист по развенчанию разнообразных мифов, на чем и зиждется его огромная популярность среди читателей. На сей раз Никонов анализирует тексты Священного писания. Как всегда логично, аргументированно и убедительно, не забывая о присущей ему иронии, автор остроумно показывает, что Ветхий Завет — не что иное, как сборник волшебных сказок и противоречивых легенд древних еврейских скотоводческих племен. Их священные тексты, на основе которых было создано христианство, впитало эпосы и легенды более развитых народов и цивилизаций Ближнего Востока. Нет, книга не содержит антисемитизма, но и не скрывает, что невежественных и вороватых кочевых евреев-скотоводов в те времена презирали и в Месопотамии, и в Египте. Неудивительно, что созданное ими христианство обладает многими признаками самых допотопных языческих религий, со всем их фетишизмом и жертвоприношениями, в том числе человеческими…

Большинство людей, искренне называющих себя верующими, о христианстве имеют весьма поверхностное представление, в церковь ходят только на экскурсию, с попами не общаются, а Священное писание никогда не читали. А ведь Библия для верующих — фундаментальный текст, как для марксиста «Капитал». Никонов подвергает этот текст анализу и показывает его нелепость и невероятное множество противоречий. Не случайно в Средние века Библию простые верующие читать не могли под страхом инквизиции, ибо любого здравомыслящего человека она превращает в еретика. Да и Евангелие в своей основе не оригинально, ибо перепевает мифы древних культур, а нелепостей и противоречий в нем тоже хватает. 

В третьей части книги Александр Никонов излагает весьма любопытную теорию ныне покойного московского экономиста Кирилла Коликова. В основе экономики — человеческая психология. Именно психология подтолкнула Кирилла Коликова заняться исследованием экономики событий, которые случились четырнадцатого дня месяца Нисана семьсот восьмидесятого года от основания Рима... Многие человеческие взаимоотношения могут быть объяснены экономическими мотивами. Безобразная евангельская сцена, получившая название «изгнание торговцев из иерусалимского храма», получила в книге весьма убедительную историческую интерпретацию. В основе истории Христа оказываются деньги и политические интриги в римской колонии. Эту теорию Александр Никонов назвал «Евангелием от Кирилла». Преимущество этого евангелия перед каноническими только в его большей психологической достоверности и в том, что оно реалистично.

Церковь веками соблюдала идеологический тоталитаризм. Она монополизировала Единственно верное учение, а сомневающихся пытали по подозрению в ереси и колдовстве, чтобы вырвать изо рта жертвы признание и имена «соучастников». Это был самый настоящий христианский сталинизм. Или фашизм, разница не велика, все тотальные идеологии одинаковы... О церкви книга рассказывает действительно страшные вещи. А кроме того, христианская церковь, по своей сути, стала грандиозным глобальным коммерческим проектом, основанным на обмане и духовном порабощении, хотя всегда извращала многие понятия в свою пользу.

Можно не сомневаться, что эта книга способна оскорбить «религиозные чувства» определенных слоев верующих, жаждущих конфликта во имя своей идеологической догмы. Особенно тех, которые считают, что могут своими религиозными мифами охмурять других, но никому не позволяют анализировать их коммерческую религиозную практику. Чтобы успокоить воспламененный гнев и ярость тех, чьи религиозные чувства задеты, стоит добавить, что книга Александра Никонова вовсе не о вере. Вера — дело личное. Каждый имеет право на свои внутренние, интимные, скрытые от чужих взоров чувства и заблуждения. Но религия и церковь — совсем другое дело. Это циничный бизнес. Поэтому вполне закономерен вопрос автора: почему занимаясь своим бизнесом (если не сказать: преступным мошенничеством!) по оболваниванию людей, церковь паразитирует и не платит никаких налогов? 

Полагаю, что прочесть эту книгу о христианстве полезно всем — и верующим, и неверующим. А уж неуверенным и колеблющимся ее надо прочитать обязательно: хорошо прочищает мозги от этой отравы. Завершается книга такими словами:
«Умному закон не нужен, чтобы быть порядочным. А тупому необходима узда. И христианство явилось такой уздой — страшной сказкой для плебса, который, словно осел, управляется райской морковкой, висящей спереди, и адской плеткой, висящей над задницей. Иначе быдло не понимает: «А зачем мне быть нравственным, если Бога нет?» Христианство — это суррогатная нравственность.»

Александр Никонов. Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект. — М.: НЦ ЭНАС, СПб.: Питер, 2009. — 344 с. — (Серия: Точка зрения) — Тираж 3000 экз.

04.07.2013

Цифровое академическое собрание сочинений Льва Толстого от ABBYY

 
Компанию ABBYY можно поздравить с успешным развитием удивительного литературного проекта "Весь Толстой в один клик", который, я полагаю, окажется немалым вкладом в мировую культуру. Это замечательный в своей эффективности и скорости выполнения проект по оцифровке 90-томного академического Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого с использованием возможностей краудсорсинга, когда коллективными усилиями не анонимных (!) волонтеров всего за 10 дней (!) была проверена оцифровка огромного объема текстов, над созданием которых государственное советское издательство трудилось тридцать лет. ABBYY создала очень разумную технологию безупречной подготовки оцифрованных текстов, благодаря которой все мы скоро получим доступ к 90-томному собранию сочинений нашего бессмертного классика.

Сергей Голубицкий в своей статье рассказывает подробности этого интересного проекта.

Пару дней назад мне довелось пообщаться с моим давним смоленским другом Владимиром Ружо. Он уже давно работает в Москве в издательстве ABBYY Press, где трудится не только над этим проектом, но также переводит в электронную форму другие бумажные издания, и в частности путеводители "Зелёный гид ABBYY Michelin". Недавно я писал об одном из таких путеводителей о Праге. В дальнейшем издательство ABBYY Press планирует выпускать в электронной форме для чтения на устройствах Apple и Kindle свои словари.

02.07.2013

Джона Голдберг. Либеральный фашизм



Понятие либерализма довольно запутанно и искажено пропагандой. Сегодня в России это почти ругательство: хуже либерала только убийца или педофил. Многие не слишком умные люди самоутверждаются на отрицании либерализма. А на Западе либерализм — это вполне респектабельное движение. Причем либерализм экономически и социальный — разные понятия. К тому же в США существует застарелое политическое противоречие между консерватизмом и либерализмом, хотя границы между ними давно размыты. Это противоречие актуально и сегодня, что и доказывает книга «Либеральный фашизм».

Автор книги — известный американский публицист Джона Голдберг. Он не скрывает своих консервативных взглядов, а нелюбовь к либералам и демократам стала главной темой этой книги. Книга Голдберга вышла в США в январе 2008 года — перед президентскими выборами, на которых победил Обама. Книга сохранила свою провокационную актуальность и перед президентскими выборами 2012 года.

Автор предваряет свое интереснейшее исследование большой вступительной статьей, призванной внести ясность, прежде всего, в терминологию, и называется она «Всё, что вы знаете о фашизме, неверно». Хотя ярлык «фашизм» наверняка требует уточнения и более точного определения. Ведь слово «фашизм» и для русского, и для европейского, и для американского уха звучит ругательно. Со времен Второй мировой войны фашизм — синоним вселенского зла, насилия и антисемитизма.

Голдберг утверждает, что «классический фашизм» был вовсе не правым движением, а ответвлением от социализма и преодолением его. Вся обширная книга Голдберга посвящена попытке доказательства идеи, что «современный либерализм сохраняет близость к фашистским идеям», а первым фашистским диктатором ХХ века, по словам Голдберга, стал 28-й президент США (1913—1921) Вудро Вильсон. «Новый курс» Франклина Рузвельта был фашистским, затем дело фашизма продолжили Кеннеди и Джонсон. Альберт Гор внедрил в США «зеленый фашизм», превратив идеи экологии в политический инструмент. Хиллари Клинтон и Барак Обама развивают левые фашистские идеи, и в результате теперь все американцы живут при фашизме. Автор призывает соотечественников не терять бдительности, хотя Америке не угрожает жестокий фашизм, наподобие того, который мы видели в первой половине ХХ века. Опасность угрожает другая: «мягкий фашизм», фашизм из антиутопии Олдоса Хаксли «Дивный новый мир».

Мне кажется, что при всей спорности, книга Голдберга замечательна тем что, показывает на примере самой свободной на сегодняшней день страны мира как близко идеи всеобщего блага для большинства стоят к тоталитарным идеологиям. И как далеки они от идеи индивидуальных свобод человека, наделенного правом на жизнь, свободу, и стремление к счастью.


К сожалению, в русском издании книги не чувствуется ироническая интонация, сигнализирующая о своем присутствии в американском издании уже на обложке. А диалог двух американских комиков Джорджа Карлина и Билла Мара, которым начинается книга, почти не содержит юмористической интонации, так как они в России мало кому известны. «По сути, фашизм, — это когда корпорации начинают управлять страной». К этой нешуточной фразе в устах американских комиков надо бы и нам внимательно прислушаться.

Джона Голдберг. Либеральный фашизм. История левых сил от Муссолини до Обамы (Liberal Fascism. The Secret History of the American Left from Mussolini to the Politics of Change). / Перевод: И. Облачко. — М.: Рид Групп, 2012. — 512 с. — (Серия: Political Animal. «Политическое животное»). — Тираж 3000 экз.