24.02.2006

Кто сжег Рим?

Мне много раз приходилось бывать в Германии, и хотя я никогда специально не исследовал проблему вины немцев перед человечеством, у меня сложилось впечатление, что особой своей вины сами немцы сегодня не ощущают, хотя официальная пропаганда и школа старательно внушают им такой депрессивный комплекс. Но вообще-то, пора признать, что большинство ныне живущих в Германии немцев ни в чем не виновны, так как родились после войны. Поэтому винить их в чем-то несправедливо и глупо. Скорее я виноват в великом пожаре Рима при Нероне, чем нынешние немцы виновны в холокосте или иных злодеяниях минувшей войны. Мне кажется, многим нынешним молодым немцам (как, впрочем, и русским) и первая, и вторая мировые войны интересны в лучшем случае как далекая история. Похоже, для немцев даже войны Наполеона важнее войн ХХ века.

Однако у официальных немецких властей в ходу обязательный публичный ритуал: посыпать голову пеплом и постоянно раскаиваться в несовершенных грехах. Хотя после войны прошло уже более 60 лет, в Германии сохраняется оккупационное поведение: побежденный систематически демонстрирует свою виновность и подчинение победителям.

На днях я получил по почте очередной номер немецкого Kulturjournal. Этот ежеквартальный журнал на немецком, английском, французском, испанском и русском языках выпускает Институт Гёте в Бонне. Любой желающий может подписаться на Kulturjournal бесплатно через www.Goethe.de. Я уже много лет выписываю его, хотя в прошлом он назывался иначе — Kulturchronik. Главная тема последнего номера — открытие мемориала жертвам холокоста в Берлине, эта тема даже вынесена на первую обложку. А внутри журнала автор статьи Хеннинг Зуссебах из газеты «Цайт» рассуждает о том, что обширный мемориал, раскинувшийся в самом центре столицы на самой дорогой земле в Германии (рядом с триумфальной аркой Бранденбургских ворот, как раз над неплохо сохранившимся бункером Геббельса, примерно там, где была следовая полоса пограничников у берлинской стены). Этот мемориал из 2711 темных бетонных стел соорудил американский архитектор Питер Айзенман. Основная задача мемориала — быть постоянным напоминанием немцам об их вине перед евреями, стать для них как бы полной противоположностью их известной триумфальной арки.

Статья Х. Зуссебаха насыщена обычной бессовестной журналюжьей фальшью. Вот яркий пример: «В глубине между стелами мать дергает руку своего непоседливого сына: «Да постой минутку и скажи мне, что ты чувствуешь!» — «Скорбь, мама».

Абсолютно уверен, что даже сама эта мамаша не чувствует никакой скорби, не говоря уж о малолетнем ребенке. Это журналистика на грани с фантастикой. Тем не менее, автору не удается скрыть, что отсутствие скорби у посетителей раздражает власти Берлина: немцы просто тусуются в этом мемориале, словно в парке, жрут мороженое, выгуливают собак, валяются под стелами, а дети карабкаются по ним. Но никто особенно не скорбит, что и возмущает представителя СМИ. Более того, жители соседних панельных домов ГДРовской постройки высказывают откровенную враждебность по поводу этого нелепого сооружения.

А вот что еще я там вычитал. Цитирую (стилистику текста этого «культурного журнала» я полностью сохраняю, хотя фишка не в стилистике):

«В нескольких шагах от микроавтобуса с мороженым стоит человек с седыми волосами. На нем черные брюки и серый пиджак. В раздумье он трет подбородок рукой. Он смотрит на ряды стел и на людей: на то, как подростки играют в салочки, на щелкающих фотоаппаратами отцов семейств, на измученных туристов-пенсионеров. Он стоит молча. Он похож на Юргена Хабермаса. Это действительно Юрген Хабермас. Позади него взмывает в голубое небо рекламный воздушный шар телекомпании Сат1. 

Хабермас стоит так, как будто наблюдает за проходящим социологическим экспериментом. Как будто ему все это кажется чуть более радостным, чем должно быть. О чем он думает? «Не комментирую», — говорит Хабермас. Он просит прощения и уходит. Какое-то время его седая шевелюра еще видна в толпе».

Конец цитаты. Это «не комментирую» Хабермаса звучит весьма красноречиво. Дело в том, что Юрген Хабермас (р.1929) — известный во всем мире философ, представитель франкфуртской школы, последователь Теодора Адорно и Макса Хоркхаймера. В своих работах он занимается исследованиями подъема и упадка публичной сферы информации в современном информационном обществе, в котором коммуникация двойственна, так как служит не только для информации, но и для дезинформации. Нужно ли нам столько информации, которую на нас вываливают телевидение и Интернет? Какой смысл в том, что люди голосуют, если они не понимают, за что они голосуют? Зачем нужна дополнительная информация, если она используется преимущественно для обмана и оболванивания?

Цитата из Хабермаса: «Янус двулик: просвещение оборачивается надзором, информация — рекламой, воспитание — манипулированием». 

Согласно Хабермасу, с увеличением потока информации общество отнюдь не становится свободнее и демократичнее. Наоборот, происходит деградация публичной сферы, у граждан пропадает стимул участвовать в рациональной общественной дискуссии и выборах, избыточная информация превращается в шум, мусор и развлечение, доверие и интерес людей к ней девальвируется. Падает роль не только институтов рациональной демократии, но также литературы и всякого серьезного искусства: постепенно все вырождается в коммерческий продукт и развлечение. Издательства, пресса и ТВ перестают служить обществу и «феодализируются»: их задачей становится манипуляция общественным сознанием и пропаганда существующего образа жизни. Информацией в публичной сфере теперь управляют крупные корпорации, рекламодатели, правительство, политические и некоторые другие группы.

Другими словами, согласно Хабермасу, в современном информационном обществе подлинной демократии, как рационального и цивилизованного способа решения политических и социальных проблем, больше не существует. Остается только муляж демократии, ее тщательно сохраняемая видимость, а манипулируемый электорат служит лишь инструментом легитимизации власти. И СМИ теперь нужны вовсе не для информации, но почти исключительно для дезинформации и развлечения.



Разумеется, такие «новые левые» идеи Хабермаса являются мишенью для многочисленных критиков, особенно американских. Но с его идеями стоит познакомиться более внимательно. Некоторые работы Хабермаса переведены на русский язык, хотя немецкую философию не назовешь легким чтением. Например: Юрген Хабермас. Вовлечение другого. Очерки политической теории. — СПб.: Наука, 2001. Это книга по актуальным практическим вопросам теории коммуникации предлагает поиск возможностей диалога между несовместимыми культурно-историческими образованиями, здесь также обсуждается будущее национального государства в современном глобальном мире.


Если хотите узнать о Хабермасе больше, рекомендую прочитать главу 7 в книге: Фрэнк Уэбстер. Теории информационного общества. — М.: Аспект Пресс, 2004. Эта книга написана более доступным языком, чем труды самого Хабермаса. Английское название: Frank Webster. Theories of the Information Society. Second edition. London and New York, 2002. Кстати, обе книги выпущены на средства фонда Джорджа Сороса «Открытое общество».

21.02.2006

2008



Вы еще не читали роман «2008» Сергея Доренко? Стоит, между прочим, прочитать, так как написано это произведение отнюдь не столь бездарно, как большинство современных книжек, заваливающих книжные магазины.

Роман посвящен Путину и предстоящему важному для России историческому событию — смене президентской власти в 2008 году. Не буду касаться частностей. Например, Доренко предсказывает, что Москва к тому времени осиротеет, похоронив мэра Лужкова. (Хотя, если вспомнить давнюю «любовь» между Доренко и Лужковым, такое «трагическое прозрение» становится понятным.) Но должен сразу сказать, что по главной теме — Путину, а точнее, с раскрытием и построением образа президента Путина я совершенно не согласен с Доренко. Но на то он и автор: это его личная трактовка образа президента, его право хозяина произведения, вот пусть он и доказывает, что Путин мелок, корыстен, тайно властолюбив и вообще еще та сволочь со съехавшей набекрень крышей. Мне почему-то кажется, что это не совсем так. Точнее, совсем не так. Я нашего президента вижу несколько в ином свете, хотя, вполне может быть, что мое личное восприятие пало жертвой Кремлевского пиара, сумевшего ловко оболванить всю страну. Рейтинг Путина просто невообразимо, необъяснимо высок. И этот таинственный путинский рейтинг заслуживает специального самого глубокого и пристального исследования и осмысления, а вовсе не подзаборного тявканья. Сегодня этот факт уже никак не объяснишь механическим маятниковым отшатыванием общественного мнения от опостылевшего Ельцина.

20.02.2006

Эндрю Соломон. Демон полуденный. Анатомия депрессии

Демон полуденный. Анатомия депрессии

Моя недавняя рецензия на развлекательный роман "Внезапное богатство", посвященный необычным методам лечения депрессии, вызвала немалый отклик посетителей этого блога, хотя этого и не видно из комментариев. Поэтому я считаю своим долгом упомянуть еще одну книгу о депрессии, гораздо более серьезную и фундаментальную: "Демон полуденный. Анатомия депрессии".

Мне эта книга известна потому, что ее выпустило издательство "Добрая книга", выпускающее и мои книги. Кроме того, "Добрая книга" выпускает множество других книг по прикладной психологии.

"Демон полуденный" -- это весьма серьезное, глубокое и разностороннее исследование депрессии и методов ее преодоления. Эта книга одновременно страшная и мужественная, так как ее автор Эндрю Соломон сам давно страдает таким тяжелым недугом. Депрессия приобретает все более широкое распространение в цивилизованном мире, постепенно становясь одним из важнейших факторов смертности, чем и объясняется тот факт, что эта книга мгновенно стала международным бестселлером.

Поскольку Россия в последние годы вырвалась далеко вперед в статистике самоубийств, полагаю, что прочесть эту нелегкую и отнюдь не развлекательную книгу полезно многим нашим гражданам.

Эндрю Соломон. Демон полуденный. Анатомия депрессии (The Noonday Demon: An Atlas of Depression).  Переводчик Александр Дорман. — М.: Издательство «Добрая книга», 2004. — 672 с.

18.02.2006

Стив Донахью. Зыбучие пески. Как пересечь пустыню перемен

Замечательная книга, на которую должны обратить внимание все, кому интересно полное приключений и опасностей описание путешествия неподготовленных молодых людей сквозь пустыню Сахара. Но главное в книге совсем другое. Описание путешествия через Сахару представляет собой развернутую метафору, подталкивающую рассказчика и читателя к глубокому переосмыслению сущности и смысла жизни. Многие цивилизации и религии трактуют жизнь как средство покорения вершин, тогда как реальная жизнь человека требует совершенно иного подхода, ибо больше напоминает преодоление бесконечной и изменчивой пустыни с неопределенным завершением маршрута, а вовсе не триумфальное покорение некоего искрящегося Эвереста.

Человеческая природа, исторически ориентированная на осуществление каких-то планов, достижения определенных вершин, входит в противоречие с вечно меняющейся жизнью, которой чужд принцип стратегического планирования, метафорически выраженный в идее «покорения горных вершин». Чтобы преодоление пустыни было успешным и осмысленным, необходима совершенно иная тактика. В пустыни жизни нет четких ориентиров, поэтому идти нужно по компасу, выбрав нужное направление, а вовсе не по карте, которая врет. Важно научиться останавливаться в каждом оазисе жизни и получать от него максимум удовольствия и наслаждения, а не откладывать радости жизни «на потом». Важно не тормозить у ложных границ, умея обманывать «пограничников». Не бойтесь быть отшельником и путешествуйте один, но оставаясь в составе группы. Обо всех эти концепциях в книге говорится на фоне описания подлинного приключения по пересечению Сахары через Алжир, Нигер, Буркина-Фасо и Гану.

После международного успеха книги (Steve Donahue. Shifting Sands. A Guidebook for Crossing the Deserts of Change), ее автор канадец Стив Донахью ведет жизнь странствующего лектора, выступающего перед разными аудиториями, проводит семинары и консультации для различных корпораций, среди которых AT&T, IBM, Bank of America, Unilever, Procter&Gamble, Volkswagen и др. Даже в Amway, к которой имеет отношение моя семья, он тоже выступает со своими мотивационными лекциями. Он также создал на базе этой книги экспериментальное пособие для менеджеров, руководящих организациями, переживающими период перемен. Автор предлагает бесплатную электронную рассылку и другую любопытную информацию по этому адресу.

Кстати, перевод этой книги на русский язык для издательства «Добрая книга» выполнил мой давний друг и товарищ Олег Разумовский, которому я признателен за незаменимый вклад в обучение меня английскому языку. Очень сомневаюсь, что я стал бы автором такого количества учебных книг и словарей по английскому языку, если не своевременная помощь и моральная поддержка Олега. Он читал горы американских книг, которые ему в те застойные годы, лет 30 назад, целыми мешками присылал из Калифорнии его ныне покойный друг Харли. Я страшно завидовал Олегу, и эта добрая зависть оказалась главным стимулом, заставившим меня быстро усвоить английский язык и начать читать по-английски.

В те годы я страстно увлекался свободным джазом, не пропускал выступлений трио Ганелин-Тарасов-Чекасин, Сергея Курехина, Бориса Гребенщикова, «Три-О» Сергея Летова и других музыкантов, игравших импровизационную музыку. Мы мотались из Смоленска на концерты и джазовые фестивали в Питер, Москву, Ригу, Ярославль. Иногда в таких отвязных джем-сешн и мне приходилось принимать участие, «играя» на тубе вместе с нашими тогдашними звездами. Постепенно я увлекся другими делами (пустыня жизни полна перемен), а Олег сохранял свою преданность свободному джазу и авангарду, тем более, что в Смоленске сложилось целое сообщество авангардных музыкантов, художников и авторов — Владислав Макаров, Эдуард Кулемин, Александр Голубев, Всеволод Лисинов и другие.

А в начале 90-х Сергей Курехин, Эдуард Лимонов и Александр Дугин оказались инициаторами «партии нового типа» НБП, которую и сегодня невозможно, на мой взгляд, воспринимать, как настоящую политическую партию. НБП — это скорее художественный акт, перформанс (а-ля "Поп-механика" Курехина), хотя Лимонов с такой трактовкой едва ли согласится (он ведь за свою революционную деятельность уже отсидел тюремный срок). Олег оказался близким соратником Эдуарда Лимонова и нацболов, он регулярно публикуется в «Лимонке».

Должен признаться, я совершенно не разделяю их «художественно-политические» выходки. Ну что ж, они уже сильно взрослые ребята, и должны отвечать за свои шалости, хотя туповатая власть чиновников решительно не понимает откуда ей грозит настоящая опасность. Прошло время, Сергей Курехин умер, а бородатый Александр Дугин удалился от НБП и теперь частенько выступает по ТВ с отповедями Збигневу Бжезинскому и прочим атлантическим геополитикам. Комментарии Олега Разумовского можно встретить и в этом моем блоге, а желающие могут заглянуть на его собственный блог на ЖЖ, его ник RAZUMBUNT.

Напомню, книга «Зыбучие пески» весьма достойна внимания. Настоятельно рекомендую. Издательство «Добрая книга» нередко выпускает очень любопытные книги, способные совершить переворот в сознании.

Стив Донахью. Зыбучие пески. Как пересечь пустыню перемен. Пер. с англ. Олега Разумовского — М.: Добрая книга, 2005. — 256 с.

17.02.2006

Роберт Левелин. Внезапное богатство



Роман английского писателя Роберта Левелина «Внезапное богатство» рассказывает о шоковой психотерапии. Герои этого романа почти сплошь миллионеры: программисты, гангстеры, владельцы казино, богатые наследники, писатели, кинозвезды и т.п. Оказывается, одним из самых страшных недугов, распространенным среди миллионеров, на которых свалилось внезапное богатство, является депрессия. Депрессию вообще считают одним из самых быстро распространяющихся и весьма тяжелых заболеваний, охватывающих население развитых стран. Самоубийство становится главным и самым грозным осложнением этой болезни. Проявляется депрессия очень по-разному: кто-то начисто утрачивает интерес к жизни, кто-то не может продуктивно работать, кто-то не испытывает никаких эмоций, кто-то спит целыми днями и не может толком проснуться, кто-то вообще не может спать…

Один из главных героев романа Марио Лупо, модный психотерапевт, использующий в своей практике очень необычные методы лечения депрессии: он клином выбивает клин, создавая шокирующие, пугающие или перенапрягающие пациентов ситуации. Такая шоковая терапия не всегда дает желаемые результаты, но в целом миллионеры (а Марио лечит только миллионеров, посещая своих пациентов по всему миру — от Флориды до Лондона, от Женевы до Москвы) довольны и распространяют из уст в уста славу Марио. 

В романе наиболее подробно описывается самая крупная акция, подстроенная и организованная Марио Лупо: за день до того, как в Великобритании должны ввести евро, три его богатых пациента (которым совершенно не нужны деньги, им и своих девать некуда) грабят в Евротоннеле под Ла-Маншем поезд, перевозящий 5 миллиардов фунтов стерлингов. Они ловко и незаметно крадут 15 миллионов фунтов только для того, чтобы немного «встряхнуться»!

Не стану рассказывать детали, почитайте, вам понравится. Для дебютного романа «Внезапное богатство» Роберта Левелина написано просто блестяще: персонажи выписаны ярко и убедительно, написан роман живо, остроумно и увлекательно, читается как настоящий триллер.

Есть в романе ряд бросающихся в глаза нелепостей (например, введение евро в Великобритании или немыслимое путешествие героев-грабителей вдоль 2-километрового состава грузовых контейнеров, несущегося сквозь Евротоннель). Но если не придавать им большого значения или списать на неограниченность творческой свободы автора, роман выглядит весьма привлекательно. Как и положено в такого рода триллерах, симпатии автора на стороне героев-грабителей, а активно работающая полиция позорно остается с носом. Одним словом, это забавная, развлекательная история.

Роберт Левелин. Внезапное богатство (Sudden Wealth). — CПб.: Ред Фиш, ТИД Амфора, 2006. — 416 с. — (Серия: Red Fish 2006)

06.02.2006

Фредерик Бегбедер. Windows on the World

Прочитал книгу Фредерика Бегбедера Windows on the World. Так назывался ресторан на 107 этаже южной башни World Trade Center в Нью-Йорке, в которую врезался первый самолет 11 сентября 2001 года.

Роман построен просто: это поминутный отсечет от момента, как в башню врезался самолет, до того времени, когда она обрушилась и превратилась в пыль, унеся с собой множество жизней пожарников и измученных пожаром людей, некоторые из которых от отчаяния бросались вниз. Это была не только самая крупная катастрофа в Америке со времен Пёрл Харбор, но и первый акт в начавшейся войне между христианским (или скорее безбожным) западом и мусульманским востоком. Нью-Йорк в романе предстает не только беззащитной витриной западного образа жизни, но современным вариантом Вавилонской башни, которую строят на Манхеттене люди разных рас, национальностей и вероисповеданий, так как среди погибших были белые, желтые и негры, христиане, иудеи и мусульмане.

Бегбедер умудрился вплести в эту историю и личную биографию (его предки американцы), а также собственное восприятие современной культуры, прежде всего литературы, и различные аллюзии, связывающие Нью-Йорк и Париж. Впрочем, некоторые из подобный связей представляются мне слишком надуманными, лишь иллюстрируя право автора на субъективный произвол в рамках собственного произведения.

Не скажу, что это произведение Бегбедера меня сильно потрясло. Написано оно довольно живо и интересно, в мастерстве и выдумке автору не откажешь. Хотя он делает откровенно постмодернистский ход: использует знаковое эмоциональное событие, находящееся в фокусе внимания СМИ, которое неизбежно вызывает переживания большой части человечества, для того, чтобы привлечь внимание к собственной персоне и собственному произведению. Увы, хотя это произведение своими импровизациями где-то совпадало с моими собственными ощущениями, оно не дало мне ничего нового — ни одной новой мысли или свежей идеи.

Фредерик Бегбедер. Windows on the World. Переводчик Ирина Стаф. — М.: Иностранка, 2004. — 336 с. — Тираж 10000 экз. — (Серия: За иллюминатором)