21.04.2010

Павел Крусанов. Американская дырка


С изрядным запозданием мне наконец-то довелось прочитать роман Павла Крусанова "Американская дырка", который был опубликован еще в 2005 году. Однако действие на страницах романа начинается на Пасху 4 апреля 2010 года и завершается в конце лета 2011 года. То есть книга довольно актуальная, фактически, можно сказать, "современная".

Название романа "Американская дырка" выбрано, на мой взгляд, не слишком удачно и наверняка только ради непечатного намека, чтобы у читателя возникли те самые скандальные непечатные ассоциации, которые и должны возникнуть в сознании. Но вообще-то об американской дырке речи в романе не идет. Не случайно один из рецензентов отметил, что этот роман -- американская дырка от русского бублика.

Главный герой романа носит имя Евграф по фамилии Мальчик. Не напрягая память можно вспомнить одноименную песню БГ:
Мальчик Евграф
Шел по жизни, как законченный граф,
Он прятал женщин в несгораемый шкаф,
Но вел себя как джентльмен...

Но на самом деле главнейшим героем книги является покойный Сергей Курехин, который по замыслу автора, вовсе не умер в 1996 году, а спрятался в провинциальном Пскове, где рулит собственной фирмой, которая вершит всякие чудеса, а именно делает случайные события преднамеренными. Одним словом, Сергей Курехин занимается крупномасштабными мистификациями, важнейшая из которых заключается в том, чтобы уничтожить самый страшный человечник -- Союз Штатов Америки, пораженный бездуховностью и погоней за золотым тельцом..Для этого фирма Капитана (как частенько называют в книге Курехина) распространяет через интернет слух, будто Россия втайне продолжает бурение Кольской сверхглубокой скважины и на глубине в 13 км обнаружила огромные запасы философского камня -- жидкого золота. Американцы тут же бросаются бурить такую же скважину в Миннесоте, добуриваются до преисподней, и нечистая сила их поражает, как поразила СССР, когда 1990 году Кольская сверхглубокая разбудила нечистую силу, успешно развалившую СССР...

Бред, вы скажете. И будете правы. Этакий постмодернистский бред, тщательно выписанный и продуманный. Причем с немалыми странностями, надо признать. Ну, например, слово "интернет" в романе ни разу не упоминается, хотя голову американцам и всяким прочим тупым немцам и шведам морочат именно через интернет, который в романе непременно на древнеславянский лад называют Тенетами.

Ладно бы только интернет был в романе кривым! Но само мышление главных героев (Мальчика и Курехина) оказывается каким-то кривым. Генетическая злоба и ненависть к Америке и к Западу вообще никак на страницах романа не обосновывается, ибо автор, видимо, полагает, что в России все мыслят так же. Более того, при всем колоссальном обилии всяческих философских, религиозных, мистических, эзотерических и литературных ссылок и скрытых цитат, которыми роман просто кишит, в конце концов роман завершается обоснованием русской национальной идеи, причем в самом замшелом православном варианте. В отличие от кишащих скрытых и явных цитат и ссылок, этот текст излагается совершенно прямолинейно и последовательно, как лекция для тупых или этакая Программа строителя коммунизма, точнее, как Программа построения Великой России. Самой великой во всем мире. Без тени иронии и зубоскальства.

У меня возникло серьезное сомнение: а не используется ли имя покойного Сергея Курехина, выдающегося художника-авангардиста и талантливого музыканта, чтобы пропихнуть идеи, которые ему вовсе не были свойственны при жизни? Известно ведь, что незадолго до смерти Сергей Курехин вместе с Александром Дугиным и Эдуардом Лимоновым создали Национал-большевистскую партию. В связи с этим имя Курехина кое-где охотно склоняют, причисляя его чуть ли не к фашистам. Полагаю, это могут утверждать только те, кто совершенно не знал творческой натуры Сергея, не понимал его склонности к хеппенигу, эпатажу, розыгрышу, мистификации. Достаточно посмотреть, например, его телевизионный розыгрыш "Ленин -- гриб", чтобы понять этого веселого человека, для которого шутка и карнавал всегда были естественной средой. А вот фашизм -- штука смертельно серьезная, совершенно не допускающая иронии и смеха. Как, впрочем, и коммунизм.

Насколько я помню Сергея из личного с ним общения, он с интересом читал русских религиозных философов, но исключительно ради пополнения и развития своей и без того поразительной эрудиции. К религии он, по моим наблюдениям, относился с полным пренебрежением и безразличием. Но в романе Павла Крусанова он выступает не просто православным идеологом будущего "Рима в снегу", но даже скорее коварным и подлым политиком или даже геополитиком, этакой евразийской антитезой Збигневу Бжезинскому, который в романе не упоминается, но явно подразумевается. Эта странная идеология выглядит настолько нелепо и настолько противоречит моему представлению о Сергее Курехине, что я воспринял места в романе Павла Крусанова о русской национальной идее, как некий конспект лекций Александра Дугина (с которым Сергей Курехин был дружен в последние годы своей жизни) или даже как идеологическое резюме публицистики Александра Проханова (Дугин в свое время сотрудничал в прохановской газете "Завтра").

В моем личном восприятии имя и личность Сергея Курехина всецело связаны с музыкой. Он был буквально помешан на музыке, в самом лучшем смысле слова. Постоянно слушал музыку, что-то играл, напевал, насвистывал, отстукивал пальцами. Он был исключительно музыкален и креативен. Но только не в романе Крусанова! В романе музыка практически не упоминается и с Курехиным никак не дружит. И вот это главная ложь и неправда романа, где главный герой Сергей Курехин. Даже "воскресший" Курехин не мог к 2010 году столь радикально измениться, чтобы полностью предать любимую музыку и с головой погрузиться в идиотскую геополитику.

Разгадывать постмодернистские ребусы (вроде недавнего "Околоноля") бывает забавно и увлекательно. Но почему-то в данном случае я не получил от такого разгадывания никакого эстетического или иного удовольствия. Напротив, меня постоянно раздражала странная манера автора немотивированно предаваться описанию совершенно неважных мелких деталей на фоне обсуждения каких-то глобальных философских вопросов. Получается какая-то ерунда и свалка несовместимого, лежащего в перпендикулярных плоскостях и никак не соприкасающегося материала. Полагаю, что это нарочитый прием, смысл которого я не понял, но он присутствует в романе перманентно, во множестве мест, превращая глобальные вопросы в некое малосъедобное блюдо, украшенное гарниром из бытовых и житейских деталей, призванных вроде бы придавать достоверность описываемому. Однако у меня такой прием вызывал только нарастающее раздражение и молчаливые ругательства.

Я не читал других романов Крусанова. Но должен честно признаться, что теперь меня больше не тянет повторить подобный эксперимент с другими его работами. Да и эту книгу, в которой автор зачем-то, явно прикола ради, тревожит прах Курехина, вызывает недоумение и досаду. Читать ее я рекомендую только тем, кто лично был знаком с Сергеем Курехиным, чтобы составить собственное представление об этой откровенной нелепице.
.

Павел Крусанов. Американская дырка. — СПб.: «Амфора», 2005. — 400 с. — Тираж 5000 экз.