25.12.2009

Проза-2009: Олег Разумовский. Веселые картинки

В последнем в завершающемся году в книжном приложении к "Независимой газете" Ex Libris как обычно приводится коллективный выбор редакции лучших книг 2009 года. Это весьма авторитетный выбор, хотя, быть может, и не единогласный.

С большим удовольствием сообщаю, что вчера, как обычно в четверг, вышел очередной итоговый номер "НГ-EL" (ЗДЕСЬ), в котором лучшей книгой прозы в 2009 назван отнюдь не роман "Т" Виктора Пелевина и даже не "Околоноля", а "Веселые картинки" Олега Разумовского из Смоленска. А в короткой рецензии "Хари в кошмаре", появившейся в том же номере "НГ-EL", прозу Олега Разумовского называют "доброй чернухой" (ЗДЕСЬ).

 
Олег Разумовский автор лучшей книги в конкурсе "Проза-2009" по мнению редакции "НГ"

Постоянные читатели моего блога знают, что о книгах Олега Разумовского я уже неоднократно писал здесь. Его произведения до сих пор отказываются печатать российские издательства. То, что пишет Олег, поп-литературой точно не назовешь. На такой ненормативной прозе больших денег наверняка не заработать. Только газета "Лимонка", издаваемая нацболами и Эдуардом Лимоновым, опубликовал некоторые рассказы Олега Разумовского. И лишь совсем недавно первые книги Олега были изданы в США бывшим сотрудником Радио "Свобода" Сергеем Юрьененом в его собственном издательстве Franc-Tireur USA в Нью-Йорке. Эти книги можно купить ЗДЕСЬ.

От всей души поздравляю Олега Разумовского с этим признанием его заслуг перед отечественной литературой. Вот так неожиданно приходит признание и слава! Горжусь тем. что Олег Разумовский один из моих самых старых друзей по жизни. Мы знакомы с Олегом никак не меньше сорока лет. Олег по-прежнему живет в Смоленске, хотя иногда он наведывается в Москву. Чаще всего мы встречаемся на разных книжных выставках и и ярмарках, но иногда Олег и домой ко мне заглядывает. Разумеется, победитель в конкурсе "Проза-2009" давно и серьезно любит книги. Надеюсь, что теперь книги Олега Разумовского наконец-то преодолеют сопротивление издателей, прежде всего озабоченных своими доходами, и его книги будут наконец изданы и в России.

07.12.2009

Алексей Иванов. Географ глобус пропил

Недавно с большим удовольствием прочитал роман Алексея Иванова "Географ глобус пропил". Этот писатель из Перми. Но он совсем не провинциал. И роман он написал отличный. Книга открытая, веселая, забавная и честная, ни грамма фальши и лицемерия. Редкое явление. Рекомендую всем. Кстати, именно по роману Алексея Иванова "Летоисчиление от Иоанна" снят фильм "Царь" об Иване Грозном, который недавно вышел на экраны и вызвал явно неоднозначную реакцию зрителей.


Вообще трудно понять, чем роман "Географ глобус пропил" так завораживает, не позволяя оторваться до конца. Роман совершенно не религиозный, но содержит четко доводимую до сознания читателя мораль: всегда оставайся человеком и будь что будет. Внешне роман педагогический -- о злоключениях 28-летнего школьного учителя географии Служкина, который почти безуспешно борется со своими хулиганствующими учениками. Этакий сборник школьных анекдотов в духе "Ералаша". Бесхитростная Педагогическая поэма развивается на фоне нелегкой личной жизни главного героя, который ищет себя и свое место в жизни, главным образом -- в личной жизни.

Многослойное переплетение судеб и тел друзей и подруг, давно, со школьной скамьи, знакомых между собой, оставляет не менее убедительное впечатление от этого авантюрно-эротического романа. Все взрослые герои романа напропалую трахаются друг с другом в разных комбинациях, невзирая на семейные узы и прочие рамки. Например, друг Служкина Будкин, из соседнего подъезда, постоянно околачивается в его квартире и трахается с женой Надей при полном непротивлении самого Служкина. И т.д. И все это воспринимается едва ли не моральной нормой в той социальной среде Перми, о которой повествует роман. Как и постоянные выпивки без особого повода. А ведь богемной эту среду совсем не назовешь. Мораль тут простая: просто живи, как живешь, и с кем придется, и будь что будет. Впрочем, роман эротический, но совсем не сексуальный. Подросткам читать про этот блуд можно. Такова жизнь. И они уже наверняка знают, что жизнь не похожа на учебники.

Но географ все-таки пропивает глобус не напрасно: кульминацией романа оказывается эпизод, когда он отказывается воспользоваться беспомощностью и нетрезвостью влюбленной 14-летней "лолиты" -- отличницы Маши Большаковой, в которую Служкин и сам влюбился по уши. На фоне всеобщего пьянства и трах-тибидоха такой поступок выглядит почти как Христова сверхморальная идея подставлять для удара вторую щеку.

Главное, написано все это очень хорошо, живо, зримо. Даже, пожалуй, слишком зримо: в многочисленных описаниях автор широко применяет роскошные антропоморфные метафоры и описания, которые превращают окружающий мир едва не в фантастический мультфильм. Все кругом живет, шевелится, вздымается, скалится, шипит, бредет, дышит, дрожит и т.д. Вообще уральские пейзажи и описания природы просто потрясающие!

Не скрою, я прочитал этот роман с удовольствием. И даже всем рекомендую прочитать эту пронзительную и веселую книгу про школьного учителя, старадающего от одиночества пьянчужку Служкина. Он сам еще очень молод и недалеко ушел от своих учеников-девятиклассников. Но все-таки он уже живет во взрослой жизни, которая началась для него с перелома, наступившего в день смерти Брежнева. Детство Служкина давно закончилось, и волшебный мир вокруг заполняет беспросветная грусть и безысходность, ощущение которой приходит с возрастом. Наверное, это мудрость.

Кстати, наблюдая пожар в пермском клубе "Хромая лошадь" я невольно представлял себе, что это как раз те самые люди, примерно того поколения и социального статуса, о которых идет речь в романе Алексея Иванова. Его земляки и современники. Более подробно об этом можно узнать ЗДЕСЬ, где приводятся снимки клуба и его посетителей, и даже дается оценка этого заведения именно как места свиданий и поиска партнеров для развлечений, которые так убедительно присутствуют в романе "Географ глобус пропил". Наверняка для многих этот пожар окажется тем переломом, когда кончаются иллюзии и приходит откровение.

03.12.2009

Патрик Хамфриз. Множество жизней Тома Уэйтса

На книжной ярмаке Non/fiction среди новых книг я купил книгу Патрика Хамфриза "Множество жизней Тома Уэйтса" (The Many Lives of Tom Waits). Эту книгу только что выпустило питерское издательство "Амфора".


Это первая полноценная биография культового артиста включает все аспекты его богатой творческой деятельности. Судя по первым страницам, которые я уже успел прочитать, книга написана почти в стиле творчества самого героя книги, а вовсе не является унылым хронологическим перечислением фактов из его биографии. Главное -- в книге приводится контекст, в котором развивалось творчество музыканта. Без этого трудно адекватно понять и оценить его достижения.

О Томе Уэйтсе, об этом удивительном музыканте, я совсем недавно писал в блоге (см. ЗДЕСЬ), хотя еще не знал о выходе книги, которую вчера купил. На ярмарки имеет смысл ходить хотя бы потому, что там можно увидеть новинки, и многие книги продаются существенно дешевле, чем в магазинах. (Я купил книгу за 300 рублей.)

Кстати, переводчиком книги и автором небольшого предисловия оказался мой старый знакомый и друг Александр Кан. Три десятка лет назад, бывая в Питере, чтобы послушать авангардных джазистов и рок-музыкантов, мне нередко доводилось останавливаться дома у Сергея Курехина либо у Алика Кана. В ту пору Алик вел полузапретные джазовые встречи и концерты в ДК им. Ленсовета. А теперь Александр Кан, известный музыкальный критик, работает на Би-би-си. Кстати, недавно он написал замечательную книгу "Пока не начался Jazz" о музыке, музыкантах и эпохе нашей молодости. Вот что об Александре Кане говорит Борис Гребенщиков.

Эту книгу о Томе Уэйтсе я купил бы, даже если бы ее перевел кто-то мне совершенно незнакомый. Но зная Алика Кана, я могу утверждать, что плохую книгу он просто не стал бы переводить.


Патрик Хамфриз. Множество жизней Тома Уэйтса (The Many Lives of Tom Waits). / Переводчик Александр Кан. — СПб.: Амфора, 2009. — 504 с. — Тираж 4000 экз. — (Серия: Дискография).

25.10.2009

Натан Дубовицкий. Околоноля

Прочитал роман «Околоноля», а потом несколько дней возвращался к тексту, перечитывал разные отрывки, понимая, что чего-то важного в романе не понял или не почувствовал, и придется его перечитывать снова.


Разумеется, первое, что меня занимало, когда я читал «Околоноля», кто же автор? Собственно, в этой интриге и состоит главная фишка романа неизвестного автора. Полагаю, именно из-за этого пиар-хода книгу и покупают так охотно. Если бы не эта изощренная интрига с намеком на кремлевские властные структуры, едва ли об этом романе многие узнали так быстро. Так что это роман с пиаром. С настоящим политическим пиаром, без дураков. Еще до прочтения романа многие невольно прониклись слухами о новом бренде: якобы роман «Околоноля» написал сам глава кремлевской администрации Владислав Сурков. Его жену зовут Наталья Дубовицкая. Оттуда, якобы, и возник псевдоним Натан Дубовицкий. Впрочем, по-еврейски Натан — «дарованный Богом». Интересно, это нескромный намек на заоблачную должность или на писательский дар автора?

Читая роман, я невольно искал доказательства, что не мог Сурков написать такую книгу, столь откровенно циничную и аморальную, но не лишенную чувства юмора. Ведь центральная тема романа — насколько все прогнило в датском королевстве. И речь не идет лишь о скрытых цитатах из «Гамлета», так как материалец полностью наш, родной, российский. Ведь действительно во власти все насквозь прогнило. И Россия постепенно скатывается к средневековому феодализму. Главе кремлевской администрации и главному идеологу известно об этом лучше других, я полагаю.

А вот шутки и всякие изысканные художества на эту тему, как мне кажется, ему по должности не положены. Неуместны они как-то. Вот попробуйте представить себе тов. Суслова романистом-юмористом! Нонсенс. Пардон, многие читатели этого блога, наверное, уже и не помнят, кто был такой тов. Суслов. Поясняю: он заведовал идеологией в ЦК КПСС. Примерно, как сейчас тов. Сурков, только без ЦК КПСС.

Поговаривают, что все-таки автором романа является Сурков. Но из соображений политкорректности или хитрости на всякий случай решил не подставляться и скрылся под ником Натана Дубовицкого. А вдруг начальство не поймет юмора и не оценит его писательского дара? Вдруг двуглавый тандем хрюкнет что-нибудь против такой литературы? Поэтому-то Сурков и сохранил себе путь к отступлению, чтобы не лишиться кресла за красной кремлевской стеной.

И все же мне трудно согласиться со слухами, будто главный идеолог Кремля и создатель молодежного движения «Наши» мог написать этот роман, хотя такой намек никак не опровергают ни главный редактор «Русского пионера» Колесников, ни сам Владислав Сурков в своей рецензии и выступлении, обнаруженных на сайте «Русского пионера». По-моему, такое творчество логически, нравственно, профессионально, идеологически несовместимо с должностью Суркова. И хотя Сурков довольно творчески создает новую идеологию, национальную идею и суверенную демократию, роман написал, я полагаю, все-таки не он. Кстати, знаете, каково полное название созданного им хунвейбинского движения «Наши»? Я только недавно узнал это: «Межрегиональная общественная организация содействия развитию суверенной демократии». Во как!

Кто-то подсказал мне, что автором романа может быть Виктор Пелевин. Намеков на произведения Пелевина в тексте романа и правда содержится немало. Они видны невооруженным глазом. Но написал это точно не Пелевин. Слишком поверхностно, мелко, суетно, фельетонно что ли. Пелевин обычно копает гораздо глубже. К тому же у Виктора Олеговича Пелевина только что вышел новый роман «Т». Поэтому невозможно представить, что он одновременно писал еще и «Околоноля». Ведь в тексте этого кремлевского романа содержится столько самых свежих связей с текущей политикой и экономическим кризисом, заставляющих заключить, что роман написан не позже, чем весной или в начале лета 2009 года, что из авторов можно сразу исключить Виктора Пелевина, хотя анонимный автор и пытается привязать свой текст не только к Шекспиру, но и Пелевину.

«Здесь водились в изобилии мелкие злобные и плодовитые, как насекомые, бунтующие графоманы». Это ведь так про Виктора Олеговича сказано в романе? Завистливо и зло, мягко говоря. Впрочем, в романе явственно присутствует и Владимир Сорокин. А ведь направляемые из Кремля «нашисты» в свое время всенародно прославились именно тем, что рвали в клочья и бросали роман «Голубое сало» Сорокина в огромный импровизированный унитаз напротив Большого театра — такую картинку многократно показывали по ТВ. А писатель Дмитрий Быков утверждает, что обнаружил в романе «Околоноля» множество отсылок к своему роману «ЖД» (увы, я не читал этот его роман), и даже считает по этой причине «Околоноля» энциклопедией русской литературы последнего десятилетия.

Подозреваю, что анонимным автором текста все-таки является некто из кремлевской администрации. Может быть, кто-то из тех талантливых политтехнологов, пиарщиков или спичрайтеров, профессионально придумывающий всякие политические акции и пишущий речи для больших начальников (типа "Россия вперед!"), хотя и комплектующий из-за ущемленного авторского тщеславия, так как сам всегда остается в тени больших политических фигур. Give me some light, — восклицает неизвестный автор. Это одновременно и эпиграф к роману, и цитата из «Гамлета»: там Король требует света, чтобы покинуть разоблачительный спектакль, устроенный Гамлетом.

Вышедший в свет всего пару месяцев назад роман «Околоноля» состоит не только из текста, но и из хорошо продуманного и превосходно поставленного спектакля-перформанса по его раскрутке — ради привлечения внимания публики. В этом пиар-спектакле уже участвует немало известных персон: Олег Табаков, Никита Михалков, Кирилл Серебренников, Тина Канделаки и многие другие, как поклонники, так и идейные противники — причем не только романа, но и кремлевской бюрократии. Равнодушных нет. Получается, что занятная конспирология этого романа плавно перетекает в неизбежный финансовый успех.

Кстати, еще одна причина, почему Сурков не стал бы писать этот роман, состоит в том, что тема мелковата. Автор «Околоноля» слишком озабочен нынешним российским книжным бизнесом, в котором действительно случается применение огнестрельного оружия. Для главы кремлевской администрации, в анамнезе которого была работа у Михаила Ходорковского в банке МЕНАТЕП и в других аналогичных бизнес-структурах, опускаться до такой мелочи, как книжный бизнес, слишком мелко и недостойно. На таких заоблачных высотах гораздо логичнее размышлять в ином масштабе — о сырьевой сверхдержаве, о всенародных богатствах, о трубе, о «Северном потоке», о недрах, об офшорах, а вовсе не о том, как скупать права на гениальные произведения у спившихся литераторов. Это скорее похоже на тонкий изощренный юмор интеллектуала, когда смакуется невероятная ситуация, будто губернаторы и братки, вместо нефти и прочих реальных богатств, эстетствуют и охотятся за стихами и рассказами в промежутке между баней и пожертвованиями храмам и монастырям. Только вдумайтесь, насколько эта ситуация комична! Читая эти места в романе, я невольно представлял себе руководителей России со свечками в руках целующих иконы перед телекамерами. Всем ведь известно, что ВВП каждый день проводит в бассейне минут по сорок, да и его гипертрофированная религиозность не секрет. Намек? Примерно такой же, как скупка душ нищих писателей напоминает о «Мертвых душах» Николая Васильевича Гоголя.

Роман пародирует не только русскую словесность последнего десятилетия. Эстеты обнаружат в этом романе немало скрытых цитат и постмодернистских намеков. Там есть прямые и скрытые цитаты и намеки не только на Шекспира, Борхеса или Сашу Соколова. Владимира Набокова тоже долго искать не приходится. И Булгакова. И Франца Кафку. Не остались без намека Герман Гессе, Джек Керуак и Иосиф Бродский. Самовлюбленный герой романа Егор Самоходов размышляет: «Человеки бывают двух сортов — юзеры и лузеры. Юзеры пользуются, лузеры ползают. Юзеров мало, лузеров навалом. Лузер ли я позорный или царственный юзер?» Это у М. Горького «рожденный ползать, летать не может». Да и Ф.М. Достоевского трудно не узнать с его ницшеанским вопросом: «Тварь ли я дрожащая?» И хотя этот самый самовлюбленный герой Егор Самоходов, красавчик и бывший десантник, способный убивать легко, без размышлений и моральных угрызений, знает множество ключевых слов, типа «гуссерль» и «витгентштейн», и по этой причине мнит себя чуть ли не сверхчеловеком, он остается полным, точнее, совершенно «пустым» ничтожеством.

Пересказать сюжет романа почти невозможно. Собственно, почти никакого сюжета в романе «Околоноля» нет. Есть лишь портрет постепенного превращения главного героя протяженностью 120 страниц, этакого сверхчеловека и героя нашего времени Егора Самоходова, который «телефоном владел несколько хуже, чем пистолетом». Героя нашего времени окружает соответствующая ужасающая публика, тоже из нашего времени. Герой старательно и самозабвенно ищет любви, но все никак не находит. «Я ненавижу жизнь за то, что слишком люблю её, а она меня нет».

Кстати, про жизнь в романе сильно сказано. Про жизнь и про власть, как проявление жизни. «Жизнь же хоть и задиристая, но ведь при том и маленькая совсем, и хлипкая, и в сущности, такая смешная. Возомнила о себе, дерзит, а ведь забилась в температурный зазор градусов в десять, в такую прореху в физике и грозит оттуда тьме, и зовет бога тощим голосом, и отвоёвывает какие-то микроскопические высотки у беспредельной смерти. Глупая, неказистая, отважная жизнь. Мне жизнь жалко и свою, и вашу, нашу всю. Топорщится, подпрыгивает, чтоб выше казаться. А потом раз — и нет её. Глупо и красиво. Я за жизнь. А вы против. Так что власть — это так, что первое под руку попало.»

«И люблю бога от нелюбви людям невыносимой. Люблю бога за то, что он не человек. И думаю — больше не за что его любить. Не за всех же этих тварей его, не за червей же и мокриц, не за палочку Коха и спирохету бледную, не за Иосифа же Виссарионовича и Адольфа Алоизовича любить его. Не за всю же эту беду непролазную и смерть с мир величиной…»

Герой мучительно ищет любви, но не находит. «Что я за сволочь! Господи, почему я никого не люблю!» А ведь согласно Первому посланию к коринфянам, глава 13, которое не раз упоминается в романе, если кто имеет все, а любви не имеет, то нет ему в том никакой пользы. Только проститутка Плакса, вызывает у героя сильные чувства. Но и от этого нет ему никакой пользы, а лишь бесплодная и опасная поездка на Кавказ, контролируемый подпольным хазарским каганатом, в поисках убитой в фильме «Кафкас Пикчерс» любимой проститутки. Финальные сцены романа словно списаны из набоковской «Лолиты», хотя смысл имеют совсем иной — мистический, почти религиозный. Совершив последнее убийство убийцы в отмщение за убитую любовь, словно в рассказах переживших клиническую смерть, едва живой герой встречает свою спящую любимую и одновременно видит себя со стороны, тем самым как бы обретая душу и обретая вечную жизнь. Впрочем, религии в этом описании души не больше, чем в произведениях Курта Воннегута, где описываются путешествия души на тот свет после смерти.

Роман «Околоноля» вызывает, прямо скажу, не самые радостные чувства и мысли. Хотя он и заканчивается галлюцинацией или мистическим видением этакого рая, напоминающего «беспредельное то ли поле, то ли море волнистого света». И в этом раю «все были живы. Все хороши. Всё было снова. Всё — поправимо». С чего бы это вдруг, если жизнь столь коротка, хрупка и необратима?

14.10.2009

Матвей Ганапольский. Кисло-сладкая журналистика

Дочитал новую книгу Матвея Ганапольского "Кисло-сладкая журналистика". Местами приходилось себя заставлять, так как было скучновато. Однако эта книга ценна тем, что честно и открыто рассказывает о профессии -- о профессии журналиста и, прежде всего, профессии радиожурналиста. Автор даже нескромно называет свою книгу учебником по журналистике. Но это не так. На систематический учебник книга определенно не тянет. Скорее, это подборка различных любопытных мыслей, наблюдений и заметок о профессии.


На мой взгляд, наиболее интересны главы в первой и последней третях книги. И хотя я не могу согласиться со всеми рекомендациями Ганапольского, например, с идеей, что журналист должен использовать свою профессию для трансляции и отстаивания собственных политических взглядов и заблуждений, все же многие практические наблюдения и профессиональные рекомендации делают книгу довольно полезным пособием начинающим журналистам для освоения тонкостей профессии. Вот только я не уверен, что все журналисты будут последователями политических рекомендаций Ганапольского и откажутся от карьеры, чтобы не работать на государственных каналах радио и телевидения и не прислуживать власти. На это далеко не все способны.

Предисловие к книге написал Виктор Шендерович, и я подумал было, что книга будет почти юмористической. Увы, с юмором в книге не все здорово, хотя парочка смешных мест там есть. А все остальные шутки, ради красного словца которых Ганапольский щедро жертвует светлыми образами своей тещи, жены и дочки вместе с ее мотоциклистом, мне показались довольно скучным, натужным и местечковым зубоскальством.

Кроме того, создается впечатление, что в издательстве Zebra-E сильно экономят на корректорах и литредакторах, а книги редактируют не очень внимательно – опечаток в тексте хватает. А со знаками препинания просто катастрофа. Так что учиться правилам пунктуации по этой книге будущим журналистам я настоятельно не рекомендую.

05.10.2009

50 лет радиовещания на VoA Special English

Через две недели, 19 октября, будет 50-летний юбилей начала применения нового языка. В разгар холодной войны в октябре 1959 года радиостанция Voice of America начала вещание на довольно простом искусственном английском языке, который получил название VoA Special English. Это было необходимо, так как радиостанцию, принадлежавшую правительству США, должны были слушать во всем мире. Однако создавать отдельные редакции для вещания на всех языках мира было проблематично. Лишь некоторые страны удостоились чести слушать "подрывные" передачи Voice of America на родном языке. В частности, в СССР мы слушали на коротких волнах передачи "Голоса Америки", которые зачастую подвергались мощному глушению. А вот передачи на английском языке советские власти глушить не собирались, так как английским языком в СССР владели не многие.

Но и в других странах хорошо владеют английским языком далеко не все. Поэтому и был создан "специальный английский язык" -- Special English. После начала вещания на сильно упрощенном варианте адаптированного английского, который состоял всего лишь из 1500 специально отобранных слов, слушать и понимать передачи Voice of America стало намного легче. За истекшие полвека таким путем, регулярно слушая передачи Voice of America на адаптированном Special English, миллионы людей в мире приобрели навыки восприятия устной английской речи в ее американском варианте.

Сегодня вещание на этом искусственном языке ведется не только шесть раз в сутки на коротких волнах, но также и через спутник и в подкасте в Интернете. А по воскресеньям проводятся 25-минутные видеопередачи Special English TV. Вот сайт радиостанции: http://www.voanews.com/specialenglish/

Особенность вещания на VoA Special English состоит еще и в том, что специально подготовленные дикторы читают текст очень разборчиво, с расстановкой, разделяя слова, и говорят медленно -- со скоростью не более 90 слов в минуту. Это превосходная подготовка для приобретения навыков восприятия английской речи на слух -- а ведь это особый навык, который невозможно получить теоретически, лишь по учебникам. В сущности эти передачи стали отличным и совершенно бесплатным учебным пособием для быстрого освоения английского языка, которым грех не воспользоваться.


Посетителям моего блога уже известно, что я тоже приложил руку к популяризации этого метода изучения английского языка, написав учебный словарь "1500 слов и ничего лишнего". В этой книге рассказывается о происхождении языка VoA Special English и его особенностях, приводятся частоты радиовещания и много иной информации, а главное -- дается полный словарь этого искусственного языка. Выучить все эти слова не так уж и трудно. Как ни удивительно, этих 1500 слов вполне достаточно, чтобы крупной радиостанции полвека ежедневно вещать на любые темы без каких-либо ограничений. А самое главное, знание этого искусственного языка, который можно освоить всего за несколько месяцев, является отличной стартовой площадкой для дальнейшего совершенствования своих знаний американского английского языка. Купить этот учебный словарь можно через Интернет, например, в магазине ОЗОН.

Предлагаю всем желающим, кто хоть немного владеет английским языком, подготовиться к этому юбилею и освежить свои навыки понимания устного английского. Отправляйтесь на сайт радиостанции и слушайте радиопередачи. Кстати, там в архиве хранятся аудиозаписи передач на разные темы за последние шесть лет вместе с их полными текстами и даже с иллюстрациями. Это бесценный источник для тренировки ваших языковых навыков.

Желаю упорства и успехов! Дорогу осилит идущий.

Издательство Добрая книга в Facebook.

24.09.2009

Питер Джеймс. Умри завтра



Общественность всего мира внимательно наблюдает за тем шумным скандалом, который уже более месяца продолжает развиваться между Швецией и Израилем. Правда, в России СМИ об этом событии если и сообщают, то весьма скупо. Скандал возник из-за обвинений израильтян в торговле донорскими органами, которые содержатся в книге "Иншалла" шведского журналиста Дональда Борстрома (Donald Boström), а затем, после публикации этих обвинений на страницах шведской газеты Aftonbladet 17 августа, скандал стал мировой сенсацией и приобрел международный резонанс. Подробнее ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ.

Именно эта статья Дональда Борстрома в Aftonbladet вызвала бурю обвинений в Израиле, так как на его книгу "Иншалла", вышедшую ранее, никто не обратил внимания. В Израиле были развернуты потрепанные, но еще вполне дееспособные лозунги об антисемитизме, согласно которым всякий, кто осмеливается осуждать политику и практику Израиля, является антисемитом. Фактически МИД Израиля сделал Дональду Борстрому щедрый подарок -- бесплатный пиар, о каком тот и мечтать не мог. Сегодня в Швеции трудно найти человека, не читавшего его статьи, да и книга стала бестселлером.

В своей статье "Они крадут органы наших детей" Дональд Бостром привел пример похищения в 1992 году раненого палестинца и возврата его тела родственникам с удаленными органами. Также сообщается, будто во время операции "Литой свинец" в секторе Газа израильские солдаты ЦАХАЛ специально охотились с этой целью на молодых палестинцев. В произраильских статьях в интернете можно прочитать резкую критику в адрес журналиста, которого теперь угрожают самого разобрать на органы. Его обвиняют в том, что он посмел опубликовать непроверенные сведения, что он любой ценой гнался за скандальной сенсацией, не заботясь об убедительных доказательствах, что в ЦАХАЛ нет специалистов, которые могли бы в полевых условиях произвести выемку и доставку донорских органов. Все это, однако, похоже на обычную информационную войну между евреями и арабами, но теперь в нее замешана еще и Швеция, что напоминает о скандале с датскими карикатурами на пророка Мухаммеда, когда пострадавшей стороной себя считали возмущенные мусульмане.

Нынешний скандал привел к тому, что шведский министр иностранных дел Карл Бильдт отложил свой визит в Израиль на неопределенный период, а шведским журналистам теперь отказывают в аккредитации в Израиле. Авигдор Либерман обвинил Швецию в поощрении антисемитизма "как во времена Гитлера" и заигрывании с мусульманами, которых теперь полно в Европе (а Швеция сейчас как раз возглавляет ЕС), где они представляют реальную силу и угрозу.

Стоит, однако, напомнить о том, что совсем недавно, в конце июля 2009 года, в штате Нью-Джерси разразился не менее масштабный скандал, когда ФБР были арестованы десятки евреев, включая уважаемых раввинов и крупных чиновников, включая мэров трех городов. Американская пресса назвала это событие крупнейшим преступлением XXI века и даже снабдила обозначением "Кошер-Ностра". Обвинения выдвинуты в коррупции, взяточничестве и отмывании криминальных денег, в том числе 3 миллионов долларов, полученных евреями-коррупционерами на торговле органами. Подробнее ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ.

Сообщения о том, что криминальные израильские хирурги занимаются незаконной трансплантацией органов приходили и раньше. В частности, говорилось о том, что такие операции израильские хирурги выполняют в Турции, куда автобусами из Молдавии, Румынии и Болгарии привозят доноров, которые получают около 10 тысяч евро за почку, тогда как пациент, получающий эту почку, платит не менее 100 тысяч. После скандала в Швеции аналогичные истории всплывают теперь по всему миру. Похоже, торговля органами на Ближнем Востоке стала популярным бизнесом. Впрочем, теперь, после кризиса, в списке таких стран-доноров находится и Россия (см. ЗДЕСЬ).

Доктор Мустафа Хаяти, глава алжирского национального комитета по развитию исследований в области здравоохранения, доложил, что полиция Нью-Йорка арестовала еще одну банду незаконных торговцев органами для трансплантации. Этот арест стал завершением длинной цепи расследования, начавшегося в Алжире, продолженного "Интерполом" по всему миру и приведшей к благочестивому нью-йоркскому раввину Леви Розенбауму, которого арестовали еще в июле. Схема была предельно проста и до крайности цинична: детей из западного Алжира похищали, вырезали почки, затем продавали через установленные каналы потребителям в США и Израиль. Цена почки колебалась от 20 до 100 тысяч долларов. Торговля органами похищаемых арабских детей -- преступление, пожалуй, похуже, чем похищение почки у умирающего палестинца.

На фоне этого скандала мне особенно интересно читать новый остросюжетный триллер Питера Джеймса "Умри завтра" (Dead Tomorrow), выпущенный издательством Центрполиграф к книжной ярмарке, которая проходила в Москве в начале сентября на ВВЦ. Тема этого романа -- криминальная торговля органами, осуществляемая транснациональной организованной преступной группой. Такое впечатление, будто происходящий скандал между Швецией и Израилем -- это лишь часть этого романа. Однако весь ужас в том, что это вовсе не роман. Многие тысячи пациентов во всем мире действительно ждут своей очереди на трансплантацию органов -- почек, печени, сердца, роговицы... И многие так и умрут, не дождавшись. Спрос намного превышает предложение. Всегда найдутся богачи, для которых сумма в несколько десятков или сотен тысяч долларов -- не слишком высокая цена за продолжение собственной жизни ценой чужой.

В романе Питера Джеймса бизнес организован немцами (а не израильтянами) и проводится через интернет вымышленной мюнхенской компанией Transplantation Centrale, а пересадки органов выполняются в Англии все в том же курортном городе Брайтон, в котором происходит действие предыдущих романов этой серии, ставшей мировым бестселлером -- уже продано более 10 миллионов экземпляров. В качестве доноров используют бездомных румынских детей, которых находят в Бухаресте, нелегально переправляют в Англию и буквально разбирают на части, а их останки затапливают в Ла-Манше.

Вот что такое настоящая чутье талантливого писателя: он умеет находить актуальную тему, которая сразу после выхода романа становится мировой сенсацией и оказывается в центре внимания миллионов людей.

14.09.2009

Woeful Second World War

На улице Бахрушина в Москве я заглянул в небольшой магазинчик английских книг. Там я обнаружил целую серию книжек с картинками Horrible Histories -- Ужасные истории. Это книжки с комиксами для школьников, которым лениво читать скучные учебники, поэтому всевозможные аспекты истории (прежде всего истории Великобритании) подаются в таком игривом легкомысленном ключе. У серии есть даже свой сайт (ЗДЕСЬ). А всего, как они утверждают, в Великобритании уже продано 11 миллионов экземпляров книг этой серии, а по всему миру -- более 20 миллионов. Короче говоря, неплохой бизнес.


И выбрал почитать одну книгу -- Woeful Second World War (Горестная Вторая мировая война).

У нас сейчас принято рассуждать о недопустимости фальсификации истории Второй мировой войны. Так вот в этой книжке история явно фальсифицируется и подается в сильно искаженном виде. Конечно, это взгляд на историю с островов туманного Альбиона. Но уж очень старательно и детально (с картами и схемами) в книге рассказывают о войне в Африке и о высадке в Нормандии, тогда как об участии СССР в войне говорится вскользь и скорее в негативном ключе: подробно о Катыни, очень подробно об несчастных республиках Прибалтики, но почти ничего о Сталинграде и других битвах на Восточном фронте.

Вообще Сталин и Гитлер выглядят почти одинаковыми тиранами, которые отличаются друг от друга только формой усов. По этому поводу даже есть отдельная картинка-комикс: Гитлер с усами от зубной щетки, а Сталин с усами от щетки для подметания пола. Типа смешно. А рядом пояснительный текст: усатые политики особенно опасны.

О жертвах советского народа в этой войне не сказано практически ничего, зато есть отдельная глава о холокосте. Вообще в книге много всякой ерунды, словно авторы искали чем бы занять 138 страниц. Там вполне можно было рассказать и о более существенных событиях, чем рассказывать о каких-то вымышленных видах вооружения, которых на самом неделе не было, либо рассуждать о том, чем бы мог занимался Гитлер после войны, так как многие не поверили, что тот покончил с собой.

Увы, эта книга меня сильно разочаровала. Однако идея этой серии книжек поп-истории выглядит довольно любопытно. Похоже на мои компьютерные книги, издававшиеся в 1990-х годах.

Тонино Бенаквиста. Сага



Роман Тонино Бенаквиста "Сага" давно ждал своей очереди на прочтение, так как другие книги этого французского писателя итальянского происхождения я читал с удовольствием. Прочитаны романы с детективными чертами «Малавита», «Малавита–2» и«Охота на зайца», но я не читал «Машину для раздавливания маленьких девочек» и «Укусы зари».

Роман «Сага» -- это типичное литературное произведение о сочинении литературного произведения. Жанр неновый и имеющий немало примеров в литературе. Однако в данном случае речь идет скорее о фантастической антиутопии или даже о сатире на массовую культуру.

Четверо сценаристов-неудачников по приказу большого телевизионного начальника сочиняют сценарий телесериала. Этот сериал нужен не для ублажения публики и для повышения рейтинга телеканала, а только для того, чтобы выполнить требование нового закона, принятого депутатами-патриотами: голливудскому «мылу» в сетке вещания канала следует отдавать не более определенного процента эфирного время. А в остальное время надо показывать родное французское кино. Вот это самое французское кино и должны быстренько сочинить сценаристы-неудачники. Качество не имеет никакого значения, так как все равно показывать этот сериал будут в четыре часа ночи, когда ящик смотрят только страдающие бессонницей старики да дежурные полицейские и врачи.

Для этого «суперпроекта» искушенные телебоссы нашли четырех сценаристов-неудачников, которым за их творчество можно платим по минимальной ставке. Номер один -- это Луи Станик, он когда-то подавал надежды. Очень давно подавал, но так их и не оправдал. Номера два зовут Жером -- полубомж, законченный лузер, но автор украденного боевика. Номер три -- Матильда. Ее удел любовь, эротика и секс, не столько на практике, сколько в теории: за двадцать лет она написала 32 любовных романа, но ее обокрал и бросил издатель, двадцать лет исполнявший функции любовника. И номер четыре – главный герой и повествователь Марко. Этот молодой человек никому не известен и ищет любую возможность прославиться, мечтая любой ценой стать сценаристом. Вот эта великолепная четверка принимается за сочинение сценария для самого дешевого сериала в истории французского кино. Название -- «Сага». О чем будет сериал -- начальству не важно. Главное, поменьше актеров, павильонные съемки, самый скромный реквизит и минимальный бюджет.

Прелесть ситуации в том, что четверку сценаристов никто не контролирует. И они дают себе полную свободу: некстати цитируют классиков, наплевав на правдоподобие, допускают самые безумные решения и развитие сюжета. И вот тут начинается гиперболизация происходящего, сильно искажающая взаимоотношения с реальностью. Вдруг выясняется, что «Сагу» уже смотрит вся Франция. О «Саге» пишет пресса. Возникли клубы фанатов сериала. Фразы из нее цитируют в метро и на улицах. Количество зрителей достигает девятнадцати миллионов. Зрители хотят быть похожими на героев. Короче, искусство вторгается в жизнь, а его творцы используют свой успех для радикального изменения собственной жизни, неплохо зарабатывают и делают карьеру.

Начало романа, точнее первые две трети, написаны довольно динамично и читаются с увлечением и восторгом. А потом, как мне кажется, у Бенаквиста наступает кризис, и роман становится запутанным и скучным. Концовка вообще выглядит тошнотворной фантастикой, где дело доходит до того, что герои сидят в здании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке и сочиняют сценарий мировой истории. Короче, все начиналось хорошо, хотя автору не просто хотелось сочинить очередную мелодраму или триллер, а поразмыслить над тем, что такое литература и как ею пользоваться. Но в результате получилась какая-то ерунда, разочаровавшая меня настолько, что у меня почти полностью пропал интерес к творчеству Тонино Бенаквиста.

07.09.2009

Тимоти Феррис. Как работать по 4 часа в неделю


 
Об этой книге я впервые услышал весной. А летом, во время пребывания в Германии, получил по мейлу рейтинг одного книжного интернет-магазина деловой литературы, где эта книга возглавила в России список бестселлеров. Приятно было узнать, что книгу выпустило издательство "Добрая книга", в котором выходит большая часть моих книг. "Добрая книга" специализируется на книгах, повышающих эффективность жизни. Могу свидетельствовать -- эта книга самое точное попадание в цель, хотя и не возьмусь в двух словах сформулировать, что такое эффективность жизни и чем она определяется. На мой взгляд, это более точное попадание, чем книга "Дауншифтинг" Джона Дрейка, ранее выпущенная той же "Доброй книгой".

Где-то я прочитал отзыв об этой книге, автор которого утверждает, что книга "Как работать по 4 часа в неделю" Тимоти Ферриса "способна порвать ваш мозг, как Тузик грелку". Ну, насчет мозга я не соглашусь: мозг ваш, скорее всего, уцелеет. А вот привычный образ мышления будет взорван раз и навсегда. Искалечен до неузнаваемости. Так что книга эта однозначно опасная для вашего сознания. Но отнюдь не вредная.

Эта книга может, я в этом уверен, настолько сильно повлиять на вашу жизнь, что не у каждого хватит смелости в полной мере воспринять ее содержимое и и примерить на себе революционные идеи, представленные в ней. Просто не верится, что автору этой бомбы всего лишь 28 лет. А может быть как раз дело именно в молодости автора: он демонстрирует совершенно новый тип мышления, присущий новому поколению. Мыслить глобально, действовать локально. Позитивное мышление конструктивно. Новый Богатый (New Rich) с ограниченным бюджетом намного богаче миллионера, не знающего, как правильно распорядиться своими богатствами и несчастной, опостылевшей жизнью.

Тимоти Феррис предъявляет читателю гремучую смесь несвязных идей, которая вначале вызывает недоумение и смятение сознания, но постепенно этот водоворот мыслей выстраивается в достаточно стройный и работоспособный механизм, которым кто-то наверняка рискнет воспользоваться, чтобы выскочить из того бессмысленного бега в беличьем колесе, в котором большинство людей (и богатых, и бедных) пребывает всю свою сознательную жизнь. Книгу рекомендую читать медленно и с повторами прочитанных глав. Иначе трудно усвоить то, что вы здесь прочтете. Не уверен, что я сам многое сумел усвоить.

Но не буду пересказывать эту книгу. Это дело неблагодарное. Лучше посмотрите ее отрывки на Озоне (ЗДЕСЬ) и почитайте восторженные отзывы других читателей. Моей краткий совет: читать. Это сильная вещь, the must.

ЗЫ. Кстати, на сайте Тимоти Ферриса я нашел список, содержащий первую сотню английских слов, которые составляют половину словоупотреблений. Эти слова он рекомендует выучить в первую очередь, чтобы ускорить усвоение языка. Действительно, в устной речи первая сотня самых частотных слов дает половину словоупотреблений. А в письменной речи словарный запас несколько богаче, и половину словоупотреблений дают 135 слов, которые описаны в моем учебном словаре (см. ЗДЕСЬ). Это яркая иллюстрация Принципа 80/20 или Закона Парето -- большой эффективности можно достичь минимальными усилиями. Вся книга и жизнь Тимоти Ферриса -- живое доказательство применимости этого малопонятного многим людям закона 80/20 на практике. Он не только утверждает, что любой язык можно выучить за три месяца, но и доказывает это на практике: за два месяца он выучил китайский язык настолько, что смог работать в Гонконге.



Тимоти Феррис. Как работать по 4 часа в неделю и при этом не торчать в офисе "от звонка до звонка", жить где угодно и богатеть. (The 4-Hour Workweek). / Переводчик: Ульяна Сапцина. — М.: Добрая книга, 2009. — 312 с. — Тираж 5000 экз.
 


Издательство Добрая книга в Facebook.

31.07.2009

Леонид Цыпкин. Лето в Бадене



Леонид Цыпкин, врач-патологоанатом, всю жизнь писал в стол, а умер через неделю после начала публикации этого своего романа в США в 1982 году. Умер от инфаркта, так как стал невыездным евреем и потерял работу из-за заявления на выезд в Израиль. Таковы были порядки в СССР — после начала войны в Афганистане, выезд евреев был прекращен. В интернете я прочел немало восторженных отзывов об этом романе, а самые мощные усилия по продвижению этого произведения принадлежат известному американскому публицисту и критику Сьюзан Зонтаг (урожденная Розенблатт).

Мне этот роман был особенно интересен уже тем, что всего пару недель назад я сам был в Германии в местах, описываемых в романе Цыпкина. И все же мое мнение о романе не совпадает с распространяемыми в интернете восторгами. Роман так сказать «литературоведческий», посвященный Достоевскому, то есть по определению вторичный. Основан он на документальном материале, хотя в романе все вымысел.

Первые две трети романа посвящены описанию поездки автора поездом «Красная стрела» из Москвы в Ленинград. По дороге он читает украденную у тетки книгу – «Дневники» 1867 года молодой жены и стенографа Достоевского Анны Григорьевны и грезит об этом, представляя себе пребывание супругов Достоевских в Германии. Во время этой поездки Достоевский, остановившись в Бадене (как тогда назывался город Баден-Баден), за несколько летних месяцев проиграл в рулетку все имевшиеся у молодых супругов деньги. Финансовое положение Достоевского и без того было довольно тяжелым: после смерти брата он остался должником по их совместным проектам в табачной фабрике и в издательстве. Он пытался поправить положение выигрышем в казино. В Бадене он маниакально играл в рулетку и спустил до копейки все деньги молодой беременной жены, которые той удалось выпросить у матери.

Достоевский показан в романе, мягко говоря, далеко не с лучшей стороны. О том, что он выдающийся русский писатель, читатель видимо должен знать сам или угадывать по каким-то мелким штрихам. Да, собственно говоря, гениальность одного из самых выдающихся писателей мировой литературы мало интересует автора романа. Он старательно роется в грязном белье, показывая великого писателя мелким и гадким, в безобразном угаре патологической игромании, которая проявляется в форме, очень схожей с алкоголизмом, приступом наркомании или тяжелым психическим заболеванием. Во всяком случае, Цыпкин именно так изображает Достоевского – слюнявым, отталкивающим психопатом, который постоянно униженно кается перед женой на коленях за свой очередной проигрыш, целует край ее одеяла или подола и бесконечно рассыпается в сожалениях. А потом берет у нее очередные золотые монеты и относит их в казино, чтобы опять повторить точно такую же унизительную и жалкую сцену раскаяния и вымаливания у жены очередной монетки. Кроме того, Достоевского регулярно мучают малопривлекательные для постороннего взгляда приступы эпилепсии с судорогами, потом и пеной у рта. И вообще великий писатель, к тому времени уже заслуживший себе огромную славу по всей России, выглядит отвратительно, постоянно побираясь у других русских писателей, обитающих в то же время в Бадене, но не пораженных азартной игроманией. Он страшно завидует Тургеневу и нелепо ссорится с ним. И вот это долгое унижение великого писателя выписано Цыпкиным тщательно и со смаком.

Цыпкина совершенно не интересует величие творчества Достоевского. Его даже не интересует немалый писательский труд, принесший заслуженную славу Достоевскому. Об этом если и говорится, но вскользь, походя. У Цыпкина Достоевский вообще ничего не пишет, и даже не заметно, чтобы он что-то обдумывал или творил в уме. У него Достоевский не великий мыслитель, а патологическая личность, настоящий психопат. Уже просто как врач Цыпкин не должен был так публично смаковать и красочно расписывать симптомы его болезней.

А ведь Достоевский был связан с издателями весьма напряженными кабальными договорами и многие свои произведения вынужден был писать буквально из-под палки и по принуждению. Например, «Преступление и наказание» писалось в том же Бадене, но в предыдущий приезд, и он отсылал законченные главы прямо в печать в журнале, а гонорар он тут же просаживал в рулетку. Роман «Игрок» был написан тоже наспех, всего за 21 день. Но это было не в 1867 году, поэтому Цыпкин об этом не рассказывает, а творчества Достоевского мы не наблюдаем совершенно. Великий русский писатель выглядит отталкивающей мерзостью, вызывающей лишь полное отвращение и никакого сочувствия.

Возможно, Достоевский именно таким и был? Кто знает? Однако причина такого портрета писателя становится ясной позже. Автор с гордостью говорит, что все исследования творчества Достоевского монополизировали евреи, хотя сам Ф.М. был закоренелым антисемитом. И вот как раз последняя треть романа посвящена вопросу, почему же евреи так льнут к ярому антисемиту Достоевскому. Делают ли они это из мазохизма или пытаясь выторговать себе индульгенцию типа фальшивого крещения? Внятного ответа читатель так и не получает. Вообще непонятно, чем занимается автор романа, от лица которого идет повествование, для чего он едет в Ленинград, зачем ему нужен Достоевский и его музей? Он ведь вроде бы не исследователь Достоевского, хотя и знаком с трудами исследователей с еврейскими фамилиями. Можно лишь догадываться, что любовь исследователей-евреев к Достоевскому существует лишь на словах. В действительности они пользуются Достоевским как всемирно признанной ценностью и источником собственной карьеры, заработка и признания: выехав из СССР они автоматически становятся уникальными экспертами его творчества, знакомыми с первоисточниками, и профессорами в западных университетах. Но и в СССР им живется совсем недурно: Цыпкин скупыми шрихами описывает сотрудников музея Достоевского в Ленинграде, специально подчеркивая, что многие из них евреи и живется им при Достоевском весело и вольготно.

Прочитав очередную книгу, я часто задумываюсь, для чего она написана? Какую цель ставил автор? Какой мессидж заложен в произведении? Разумеется, есть немало книг, которые пишут лишь для того, чтобы доставить читателю удовольствие. И это вполне достойная цель. Это может быть острый сюжет, крутые и полные опасности приключения, любовная интрига или красивые описания. Но во всех книгах непременно есть нечто большее, некое тайное сообщение, закодированное в обычные слова. Это может быть даже неосознанное послание автора, так как автор невольно раскрывается в своей книге и предстает перед читателем практически нагишом.

Не могу с уверенность сказать, что я полно понимаю такое сообщение в романе Цыпкина. Но то, что я пронимаю, мне определенно не нравится. К шедеврам я этот роман точно не стал бы относить, хотя своей формой он явно претендует на большую оригинальность и неповторимость. Автор пользуется странным приемом письма, когда изложение дается громадными предложениями, некоторые из которых растягиваются на несколько страниц, сложно переплетая прошлое и настоящее, некий сон о Достоевском по мотивам дневников его жены в интерпретации Цыпкина перемежается в одном предложении с описанием событий настоящего, то есть советской действительности, к которой автор причастен, если не в реальной жизни, то в своих мыслях и фантазиях. Читать такие длиннющие предложения тяжело. Местами они выглядят, словно некий поток сознания, хотя на Джеймса Джойса не слишком похоже, так как длинные предложения просто состоят из множества коротких.

Ну что ж, каждый автор имеет право на собственную форму. Даже извращенную. Я представил себе тот же самый текст, только разбитый точками на нормальные предложения, а не искусственно слепленным в длинные периоды с помощью запятых и тире. Да, роман сразу стал бы легко читаемым, но по форме намного более заурядным, и обзывать его шедевром наверняка было бы совершенно неуместно.

Похоже, автор пытался показать важную роль евреев-исследователей Достоевского в формировании русской национальной идеи, но эта мысль не получилась внятной и аргументированной. Тем более, что с славянофильскими идеями самого Достоевского, который в своих произведениях очень часто изображал жидов, жидовок, жиденят и т.п. не просто жуликами, но разрушителями святой русской идеи, а в еврейском кагале усматривал бесов и заговор против России, такой подход имеет мало общего. Впрочем, автор утверждает, что столкновения западников и славянофилов – типичная русская проблема, которая и в настоящее время (то есть в конеце 70-х годов) выливается в противоречивые взгляды Солженицына и Сахарова, хотя по иронии судьбы Солженицын вынужден произносить свои антизападные речи в американской чужбине, а Сахаров – в ссылке в старом русском городе.

Кстати, многие имена современников и персонажей ХХ века автор почему-то не называет. И хотя Александра Солженицына, Андрея Сахарова, Елену Боннер, Бориса Пастернака, Генриха Белля мы легко узнаем, многие персонажи романа остались для меня загадкой. Кто директор музея Достоевского в Ленинграде, женщина с татарской фамилией? Кто тот исключительно жестокий НКВДист из Ленинграда с еврейской фамилией, чья мрачная слава вышла далеко за пределы города на Неве? Есть много и других неназванных лиц. Мы их должны узнавать по подсказке? Или все это пишется сугубо для своих? А посторонним и не современникам знать их ни к чему? Но тогда зачем все это пишется? Или к роману требуется комментарий с пояснениями? Я вспомнил при этой мысли жуткие романы английского писателя Д. Томаса «Белый отель» и «Вкушая Павлову». Они настолько герметичны, что без подробного комментария, объем которого сравним с самим романом, их адекватно понять невозможно.

Есть в романе и другие штрихи, которые мне показались искусственными и невнятными. Хотя недуги и быт Достоевского описываются чересчур откровенно, почти как клинический анамнез, и с такими бытовыми подробностями, какие может знать лишь лечащий врач, обязанный строго хранить врачебную тайну, автор почему-то совершенно затушевывает эротику и половую жизнь писателя, заменяя ее излишне скромными «художественными» иносказаниями. Супруги регулярно совершают «заплывы» в море, да так далеко, что им и берег не виден, при этом совершая ритмичные движения и дыша в такт. Однако мне представляется, что в романе конца ХХ века такие иносказательные «изобразительные находки» выглядят, мягко говоря, довольно странно. Автор со скрупулезностью протоколиста фиксирует множество подобных заплывов, и при этом выражается странными эвфемизмами, пытаясь передать детали половых отношений и переживаний. Врач мог бы выражаться точнее и откровеннее. Тем более, что весь мир уже знаком с творчеством Зигмунда Фрейда и понимает роль сексуальности несколько иначе, чем такая псевдоскромность, какая вдруг охватила автора этого романа. У того же Д. Томаса в одном из упомянутых романов дается такая впечатляющая картинка порнографических переживаний умирающего от рака Зигмунда Фрейда, обколотого морфием, что читателя просто оторопь берет от неожиданности — эти его откровения намного круче скромного символизма психоанализа.

Мне кажется, загадка романа Цыпкина в том, что патологоанатом серьезно собрался уезжать и готовил себе карьеру писателя в эмиграции. Подозреваю, что еврейской эмиграции такой роман о Достоевском пришелся бы по вкусу. А как его будут воспринимать в СССР, а ныне в России, автору было наплевать. Он сознавал, что роман изображает СССР в «непарадном ракурсе». И хотя сам Цыпкин не был диссидентом, и даже не имел никаких контактов с антисоветчиками (как патологоанатом, он обслуживал МВД, КГБ, прокуратуру и другие властные организации), его сын успел выехать в США в 1977 году. Именно он устроил публикацию романа в американской «Новой газете».

Такое мое понимание «прикладной» цели и смысла этого романа основывается на том, что автору не удается скрыть свое негативное отношение к советской, а фактически к русской жизни, хотя власть он не трогает. Редкие случаи, когда он изображает в своем романе современников, выглядят омерзительно – это обычно алкаши и иные граждане «соображающие на троих». А какова зарисовка зимней ленинградской улицы с несчастной семилетней девочкой, которая идет в сопровождении родителей, но те падают в сугроб, так как пьяны и не держатся на ногах! Автору нужна черная краска и ее он приберег именно для русских. Евреи в романе описываются совершенно иначе, гораздо подробнее и снисходительнее, хотя по жизни позволяют себе довольно занятные фокусы, типа уролога дяди Моисея, который жил с двумя женами в коммунальной квартире. Кстати, в этой коммунальной квартире живут одни еврейки, за исключением бывшей владелицы этой огромной квартиры Анны Дмитриевны, вдовы белого офицера, уничтоженного большевиками, которая ютится в одной из комнат коммуналки и курит «беломор». Несмотря на то, что она всячески заботится об авторе, крутится вокруг него и угождает, он охотно приводит исчерпывающую характеристику, которую той дает тетка Гиля – «она непроходимая дура».

Вот такой роман «Лето в Бадене». Если я не прав, прошу объяснить, в чем и почему.

14.07.2009

Hund-Deutsch, Deutsch-Hund

Деловая газета РБК Daily сообщает, что в Японии создан электронный собачий переводчик, вмонтированный в ошейник, который способен переводить лай и скулеж собаки с точностью до 90%. Читать ЗДЕСЬ.

Трудно сказать, насколько полезен такой переводчик. Мне кажется, любой владелец собаки или кошки способен понимать своих домашних питомцев без всяких слов. Даже люди между собой огромный объем информации передают невербальным путем -- жестами, мимикой, интонацией, а вовсе не вербальными средствами. Поэтому не стоит переоценивать значение слов в общении. Именно об этом пишет знаменитый австралийский автор д-р Алан Пиз, который в настоящее время находится в Москве и выступает перед издателями и публикой..Подробнее ЗДЕСЬ.

В книжных магазинах Германии я встретил необычный словарь издательства Langenscheidt, с которым мне в свое время довелось сотрудничать. Это крупнейшее в мире издательство двуязычных словарей в настоящее время переживает явный кризис. Об этом свидетельствуют самые успешные словари издательства, среди которых имеется словарь Hund-Deutsch, Deutsch-Hund: Vom Hundeliebhaber zum Hundeversteher, то есть Собачий-немецкий, немецко-собачий словарь.

Среди других хитов издательства словари для перевода с кошачьего на немецкий, с мужского на немецкий и главный бестселлер -- словарь женско-немецкий, немецко-женский. Крутая хохма для самого известного в мире издательства словарей! Филологи и лингвисты всего мира немеют в изумлении. Но что делать, если кругом кризис? Жить-то хочется!