30.07.2011

Günter Albrecht. Königliche Braukunst



О существовании этой книги Гюнтера Альбрехта «Королевское искусство пивоварения. Виттельсбахи и пиво» мне было известно и раньше, но в руках держать её не приходилось до тех пор, пока экземпляр этой книги мне на днях подарил во время нашей встречи Луитпольд, принц Баварский.

Цифровая фотография. Инструменты мастера + Дзен и фотография

С удовольствием сообщаю новость, которую узнал вчера: моя книга "Дзен и фотография" в интернет-магазине Озон.ру предлагается в комплекте с целым чемоданом замечательных пособий, обучающих приемам цифровой фотографии (ЗДЕСЬ). Фактически приобретая этот чемодан "Цифровая фотография. Инструменты мастера" вы бесплатно получаете в придачу мою книгу, экономя 359 рублей.



"Цифровая фотография. Инструменты мастера" -- настоящее чудо! Я даже не говорю о том, что это замечательный подарок для каждого, кто собирается заниматься цифровой фотографией. С высоты своего почти полувекового опыта фотографии осмелюсь предположить, что этот чемодан с книгами чрезвычайно полезен для каждого, у кого сегодня имеется цифровая фотокамера. А скажите мне, у кого сегодня нет цифрового фотоаппарата? Ведь мобильном телефоне фотоаппарат сегодня есть практически у каждого.

12.07.2011

Том Роббинс. Вилла "Инкогнито"



Из аннотации узнаем, что Том Роббинс официально признан «национальным достоянием американской контркультуры», он потрясает читателей и критиков снова. Поскольку для меня это был первый роман американского автора, я не смог, пожалуй, столь серьезно проникнуться его эстетикой, чтобы прийти в восторг от контркультурной составляющей. Все-таки, чтобы понять смысл и оценить контркультуры, надо вначале досконально понимать культуру.

Опять из аннотации: «…Азия, «Земля обетованная» современных продвинутых интеллектуалов, превращается под пером Роббинса в калейдоскопический, сюрреальный коктейль иронически осмысленных штампов, гениальных «анимешных» и «манговых» отсылок и острого, насмешливого сюжета. Это – фантасмагория, невозможная для четкого сюжетного описания. Достаточно сказать только одно: не последнюю роль в ней играет один из обаятельнейших монстров японской культуры – тануки!!!»

Все верно. Нагромождение такое, что сюжет трудно пересказать в двух словах. И пытаться не стану. В романе в качестве персонажа действует довольно-таки сексуально-озабоченный зверь — этакий сказочный японский енот-оборотень или тануки. У него, пардон, яйца такие громадные, что мошонка по земле волочется. Он выходит из леса и приходит к деревням, где нападает на одиноких девушек и насилует их, впрочем, к взаимному удовольствию. Подробнее о тануки можете почитать в Википедии.

Кроме тануки в романе есть другие персонажи, играющие гораздо более важную роль. Это экипаж американского бомбардировщика, который во время последнего боевого вылета в один из последних дней войны во Вьетнаме исчез в Лаосе и не вернулся на базу. Вполне живые члены экипажа этого без вести пропавшего бомбардировщика занимают гораздо более важное место в книге. Они несколько десятилетий конспиративно живут в Лаосе и неплохо там устроились: обзавелись недвижимостью -- виллой "Инкогнито", завязали тесные связи с местными жителями, занимаются производством героина, летают на брошенном советском вертолете. Кстати, героин они производят для азиатских клиник, в которых последние дни проводят больные американцы и другие жители развитых стран. Поскольку героин в этих странах запрещен, как страшный наркотик, на него есть спрос в этих азиатских хосписах для неизлечимо больных. Героин из Лаоса через Таиланд доставляют на Филиппины. Иногда, просто от скуки и ради острых ощущений, героин на Филиппины доставляют сами американские летчики. И одного из них однажды задерживают с грузом нарокты в аэропорту, что сразу же становится известно американским спецслужбам. Деятели из ЦРУ немедленно начинают свою игру…

Дальше рассказывать не стану, чтобы не пересказывать сюжет, который пересказать невозможно. Впрочем, этот роман я совсем не назвал бы криминальным детективом. Это действительно нечто авангардное и контркультурное с элементами детектива.

Из рецензии узнаю, что «Том Роббинс благополучно поддерживает статус умного, ироничного и отчаянно нонконформистского писателя. Он по-прежнему любим и читателями, и критиками». Спорить не стану, хотя и не уверен, что мне очень хочется прочитать еще одну книгу этого замечательного автора.

На обложке книги под изображением тануки сообщается: «Не книга — ядерный взрыв, в эпицентре которого мечтаешь оказаться!» Это из рецензии журнала Vanity Fair. Вот только подобной гиперболе совершенно не хочется верить: я почему-то вовсе не хотел бы оказать в эпицентре ядерного взрыва. А положа руку на сердце, добавлю, что никакого ядерного взрыва, даже в переносном смысле, я этой в книге не заметил. Может, мне для этого надо было бы родиться и жить в США?

Том Роббинс. Вилла "Инкогнито" (Villa Incognito) — М.: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига, 2006. — 256 с.

11.07.2011

Джон Брокман. Во что мы верим, но не можем доказать: Интеллектуалы XXI века о современной науке


Джон Брокман. Во что мы верим, но не можем доказать: Интеллектуалы XXI века о современной науке (What We Believe but Cannot Prove: Today's Leading Thinkers on Science in the Age of Certainty). — М.: Альпина нон-фикшн, 2011. — 336 с.

Это необычная книга, авторами которой являются сразу более сотни интеллектуалов мира — известных ученых, редакторов научных изданий, видных мыслителей и профессоров университетов. Они написали свои короткие эссе размером от одной до пяти страниц, в которых делятся своими гипотезами. Эти гипотезы пока не проверены и не доказаны, однако уже являются частью нашего представления об окружающем мире. Гипотезы касаются разных тем — сознания, эволюции, внеземных форм жизни, будущей судьбы человечества и вселенной. Книга служит настоящим кладезем идей, зачастую совершенно неожиданных, а иногда даже эксцентричных, но каждое эссе заставляет задуматься.

Книга родилась в рамках интернет-проекта Edge (http://www.edge.org/), который представляет передний край нынешних познаний человечества о мире. Проект Edge стал воплощением третьей культуры и новым сообществом интеллектуалов, представляющих в этом проекте свои идеи и исследования, а также комментирующих идеи других мыслителей третьей культуры.

Каждый год Джоном Брокманом и его коллегами предлагается в проекте Edge какой-то интересный ежегодный вопрос (Annual Question). Лучшим и наиболее оригинальным умам предлагается обсудить этот вопрос в своих коротких эссе. Представленные эссе публикуются на сайте проекта, а позже издаются в виде книг.

Как видно по этой ссылке (http://edge.org/annual-question), обсуждаемая книга уже довольно старая, она собрала в себя ответы интеллектуалов на вопрос 2005 года — «Во что мы верим, но не можем доказать?» Впрочем, для массового читателя такое отставание во времени не представляется существенным, так как для посторонних обсуждаемые идеи слишком новы и неожиданны. Не случайно радиостанция Би-Би-Си назвала в 2005 году проект Edge «фантастически возбуждающим… кокаином научного мира».

Эта книга неявно обсуждает вопрос доказательства истинности знания. А ведь доказательство и в науке, и в философии, и в уголовном праве, и в обыденной жизни — понятие растяжимое, причудливо формируемое всевозможными человеческими слабостями и изобретательностью. Если быть до конца щепетильным, все наше знание довольно зыбкое и ненадежное. Оно всегда готово быть признанным неистинным и неадекватным, чтобы уступить место новым представлениям и гипотезам. То есть мы всегда в своем понимании окружающего мира опираемся на какие-то недоказанные идеи, которые вынуждены принимать на веру. Поэтому, грубо говоря, наше знание — это вера. Хотя это совершенно иная вера, чем религия, ибо религия — это священная и неприкосновенная догма, а научная вера только тогда и научна, когда открыта для критики и ревизионизма.

Можете поверить мне без доказательств, что читать эту удивительную эту книгу чрезвычайно интересно. Каждое эссе содержит новые идеи, заставляющие после прочтения откладывать книгу в сторону и задумываться о прочитанном.

По-английски все тексты эссе, вошедшие в эту книгу, можно читать на сайте Edge. Их здесь даже больше, чем попало в книгу: (http://edge.org/responses/what-do-you-believe-is-true-even-though-you-cannot-prove-it).

05.07.2011

Морис Ж. Дантек. Призрак джазмена на падающей станции "Мир"



Начало как в детективном боевике: он входит в здание почты и голосом благородного героя сообщает: «Добрый день дамы и господа. Я не отниму у вас много времени. Это вооруженное ограбление. Всем лечь на пол, а деньги в мешки!» — и направляет «Беретту» в грудь операционистке.

Оказывается, грабителей двое, этакие современные Бонни энд Клайд. Герой в романе не назван по имени (теперь это модно: главный герой в «Черной обезьяне» Захара Прилепина тоже анонимен), а ее зовут Карен. Они грабят почтовые отделения и банки, но не импровизируют, а действуют строго по плану. Грабят благородно – никого не убивают, только берут деньги для осуществления своего плана. Они вообще поступают очень разумно и логично, все тщательно продумывают, скрываясь от постоянного преследования, мотаются по Европе и Африке, заготовив три комплекта фальшивых паспортов, виз, кредитных карт и документов, чтобы замести свои следы от Интерпола, Европола и Афропола. Все эти приключения описываются очень подробно и убедительно.

Ему лет 30, он бывший французский полицейский и отлично знает, как электроника, чипы и камеры наблюдения позволяют отслеживать каждый шаг, каждое движение, каждое перемещение, каждое пересечение границы, каждое обращение к банкомату. А ей 21 год, она служила в армии Израиля. Оба владеют восточными единоборствами и в драке уложат любого качка. Но грабят они не ради денег как таковых, а чтобы смыться от охотящихся на них властей и уединиться на далеком солнечном пляже в ожидании конца.

О героях мы узнаем немного. Они познакомились и полюбили друг друга в концлагере, в котором Евросоюз изолирует и тщательно охраняет выявленных генетических мутантов, рассчитывая использовать их для создания биологического оружия. В мозгу у мутантов проснувшиеся в ДНК гены синтезируются какие-то вещества, позволяющие получать необыкновенное знание и видеть то, что обычные люди не видят и не понимают. Это похоже на галлюцинации и измененное состояние сознания.

Роман написан так мастерски и захватывающе, что у меня не было сил оторваться от книги, пока я не прочитал ее всю за один день. На обложке утверждают, что автор известный фантаст. Но во Франции Морис Дантек широко известен и славится скорее как автор философских детективов, хотя на русский переведен только один из его ранних романов «Красная сирена». Одно могу сказать точно: Дантек искушенный писатель и хорошо знает, что любят читатели и как их держать в напряжении. А к какому жанру относится его роман, не суть важно. Здесь есть всё: и остросюжетный детектив, и киберпанк в духе Филиппа Дика, и техно-экшн, и циничный европейский роман в духе Уэльбека, и антиутопия, и предсказание-предупреждение, замаскированное под боевик с преследованием, и даже road story для любителей экзотических путешествий. Но фактически это философский трактат о том, куда катится мир, не сознавая происходящего с ним. Автор предупреждает: люди, будьте бдительны, вы шагаете в тоталитарный цифровой мир, который ошибочно считаете цивилизацией. Пожалуй, только рассуждения о пересекающихся бесконечностях параллельных миров в конце романа не показались мне достаточно понятными и убедительными. Вот их я и отнес бы к фантастике.

Действие романа происходит практически в наши дни, уже в XXI веке, или в самом ближайшем будущем. Но не в нашем мире, а в некоем параллельном, весьма похожем на наш. Лишь кое в чем этот мир не совпадает с деталями нашего мира. Герои, обладающие паранормальными способностями, понимают, что этот мир стремительно мчится к апокалипсису и всеобщему цифровому рабству.

Музыкальная тема, постоянно присутствующая на страницах романа, это рок-н-ролл «Голубые замшевые ботинки», часто исполнявшийся Элвисом Пресли (недавно я поместил в своем блоге запись этой классической песенки).
Well, it's one for the money,
Two for the show,
Three to get ready,
Now go, cat, go.

But don't you step on my blue suede shoes.
You can do anything but lay off of my blue suede shoes.

Эти строки песни стали названиями четырех глав романа, соответствующих им по смыслу, а также нередко упоминаются в тексте, где герой просит окружающий мир не наступать ему на его замшевые ботинки. К примеру, первая глава, в которой описываются ограбления банков, так и называется — «It's one for the money».

Но, пожалуй, главная музыка, которая незримо присутствует на страницах всего романа Дантека, совсем другая. Это фри-джаз, импровизационная джазовая музыка, которую многие даже не пытаются понять и внимательно послушать. Она обладает самостоятельной художественной ценностью.

В мире романа Дантека орбитальная станция «Мир» не была затоплена в 2001 году, она продолжает свою работу. После какого-то взрыва станция «Мир» сбилась со своей орбиты и стремительно приближается к Земле. Космонавты ничего не могут поделать, чтобы удержать ее от падения. Скоро «Миру» предстоит раскалиться, взорваться и сгореть в атмосфере вместе с тремя космонавтами – немцем, французом и русским. Никто помочь им не может: американцы бросились снаряжать шаттл, но они явно не успевают. CNN позаботилась о шоу и запустила свой телеспутник, который летает в километре от станции, чтобы показать четырем миллиардам зрителей, как будет погибать станция. Передача CNN называется «Mir on Earth», что можно очень по-разному истолковать.

Собственно говоря, летящая к неминуемой гибели станция «Мир» является ключом к пониманию романа, так как Земля тоже является космическим убежищем для человечества, глуповатого, алчного, эгоистичного, коррумпированного и расколотого по национальным, этническим и религиозным признакам.

Станцию «Мир» и космонавтов спасает саксофонист-авангардист Альберт Эйлер. Этот выдающийся саксофонист начал играть свой фри-джаз раньше Орнетта Коулмана и Джона Колтрейна. Сегодня великий Альберт Эйлер почти забыт, он умер в возрасте 34 лет при загадочных обстоятельствах: его труп в ноябре 1970 года нашли в Ист-Ривер в Нью-Йорке. В самом начале романа героиня постоянно слушает записи покойного Эйлера, а к концу романа им доведется пообщаться лично с великим музыкантом.

Насколько я помню, обсуждая музыку Альберта Эйлера в Клубе современной музыки (КСМ) в Ленинграде, который вели Александр Кан и Ефим Барбан, а также в разговорах с Сергеем Курехиным и другими тусовавшимися в КСМ музыкантами-авангардистами, мы обычно называли Альбертом Айлером. Но переводчики книги называют его Эйлером, как в Википедии. Кстати, я читал этот роман, а параллельно слушал его записи, набрав в Google имя Albert Ayler и нажав кнопку «Видео». Видеозаписей с Альбертом Эйлером не нашлось, но в YouTube лежит множество музыкальных записей его дисков. Вот, например, классическая композиция "Призраки" Альберта Эйлера.

Призрак Альберта Эйлера, нарядившись в оранжевый советский скафандр, появляется на станции и становится ангелом-спасителем космонавтов «Мира», играя космонавтам на своем сияющем золотистом тенор-саксофоне. Он спасает станцию от гибели. Он спасает героев романа от погони. Он объясняет причину своей смерти. Он намекает на возможность спасения всем нам. И совершив все это, музыкант сливается с бесконечностью.

Морис Ж. Дантек. Призрак джазмена на падающей станции "Мир" (Comme le fantome d'un jazzman dans la station Mir en deroute). — М.: Рипол Классик, 2011. — 272 с. (Серия: Нейромир).
 

Лео Фейгин. All That Jazz. Автобиография в анекдотах 

Александр Кан. Пока не начался Jazz 

Патрик Хамфриз. Множество жизней Тома Уэйтса 

03.07.2011

Александр Проханов. Алюминиевое лицо



Александр Проханов. Алюминиевое лицо. — СПб.: Амфора, 2011. — 255 с.

Полагаю, что этого политического писателя представлять не требуется: его можно частенько видеть на телеэкране в самых разных передачах, а также слышать на волнах радиостанций, особенно регулярно на радио «Эхо Москвы». Еще с советских времен Александр Проханов приобрел репутацию заливистого соловья войны в Афганистане, в самых щедрых эпитетах воспевавшего это провальное вторжение, которое логически завершилось распадом СССР. А потом он взялся воспевать развалившийся Советский Союз, сталинизм и канувшую Империю. Собственно, это и сегодня его коронная тема, которая внятно просматривается и в новом романе «Алюминиевое лицо», явно испеченном на потребу дня -- к предстоящим президентским выборам.

Не скажу, что я очень внимательно слежу за творчеством Проханова. Последний из прочитанных мною его романов «Господин Гексоген» был посвящен тому, что Проханов прямо обвинил Путина в организации подрыва жилых домов в Москве в сентябре 1999 года. Тогда Путин был премьер-министром у Ельцина, и ему предстояло стать спасителем Отечества от злобных происков террористов, заняв кресло президента, которое ему в декабре 1999 года любезно освободил Ельцин. Проханова не привлекли к какой-либо ответственности за тот роман, так как спорить с художником нелепо. Но свою скандальную известность ему удалось неплохо капитализировать, постоянно эксплуатируя нажитый политический капиталец борца с режимом.

И вот теперь я прочитал новый политический роман. Вечером в минувший четверг я щелкал каналы телевизора и наткнулся на телепрограмму Владимира Соловьева на канале «Россия 1», где перед барьером спорили Александр Проханов и Владимир Жириновский. Я не слушал всей передачи, поэтому даже не знаю, о чем там у них шла речь. Я лишь застал эпизод, когда Жирик обвинил Проханова в том, что тот регулярно летает в Лондон получать инструкции у государственного преступника Бориса Березовского, которого прокуратура давно домогается вернуть на родину для справедливой расправы. Похоже, этот гневный демарш Жирика совершенно не смутил Проханова. Он как-то так небрежно пожал плечами, мол, «ну и что, езжу в Лондон и буду ездить, это мое личное дело!» То есть, как и Сергей Доренко, о котором я тут недавно писал, Александр Проханов получает политический инструктаж из того же центра в Лондоне. Кстати, Борис Березовский замечен в неиссякаемой политической активности: он не пропускает своим вниманием не только выборы в России, но также энергично вмешивается в политику в Грузии и на Украине.

Должен признаться, первую половину, даже первые три четверти романа «Алюминиевое лицо» читать мне было утомительно, скучно и трудно, так как приходилось продираться через частокол чрезмерных, вычурных, гипертрофированных, непропорционально преувеличенных, гротесковых эпитетов, свойственных стилистике Проханова. Эпитетов в прозе Проханова так много и они настолько скучные и предсказуемые, что читателя не оставляет ощущение пошлого, безвкусного штампа. Особенно много такой штамповки в начале романа, но потом автор пишет несколько живее и естественнее. Первые главы романа изобилуют политическими шаржами, которые вначале было забавно разгадывать. Вот как на приеме на радиостанции «Триумф» (по всем признакам, это «Эхо Москвы», тем более, что в романе даже знакомая частота указывается — 91,2 МГц) описываются узнаваемые московские селебрити, хотя автор не называет их имен:

«Писатель был невысок, сухощав, элегантен, в вельветовом пиджаке, с бантом. У него длинная узкая бородка, седые усы, на стареющем лице блестели маленькие очки. Создавая свой образ борца, он умышленно придавал себе сходство с Троцким — та же пламенная революционность, дружба с европейскими «левыми», привнесение в политику элементов искусства».

«Тут же присутствовал именитый адвокат с мягкими верблюжьими губами, из которых нередко вылетали обвинения в адрес «русских фашистов», и журналист с жилистым лицом библейского странника».

«Известный телеведущий, академик телевидения, старожил экрана, законодатель телевизионной моды, бравирующий своим американским происхождением, утонченно иронизировал по поводу русской действительности. Мэрт был лысый, с бугристым черепом и лисьим ртом».

«Чуть прихрамывая, в помятом костюме, с коричневым морщинистым лицом, прошел профессор экономической академии, светило либеральной экономики, постоянно укорявший правительство за неверный экономический курс. Его любила либеральная общественность, его шелестящий голос часто звучал в эфире радиостанции. Он делал экономические прогнозы, которые порой не сбывались. Он напоминал кожаную стоптанную туфлю с торчащим наружу язычком, на которой мягко отпечатались все мозоли, искривления и выпуклости уставшей ходить ноги».

Правда, блестящие шаржи? Полагаю, вы их всех узнали, хотя я привел лишь несколько примеров портретов московского бомонда. Это читать было даже забавно. Однако то, что следует потом, после второй главы романа, заглатывается с большим трудом. Главный герой, ведущий автомобильной рубрики на радиостанции по фамилии Зеркальцев (его прототипа Сан Саныча Пикуленко знаете, конечно?) отправляется в свой очередной пробег для испытания автомобиля «вольво ХС90». Он едет в город Красавин на Северо-западе России. В образе Зеркальцева Проханов представил собственную персону в роли этакого модного и всеми узнаваемого автомобильного радио обозревателя.

Я до окончания школы в 1998 году жил в городе Пскове. Так что по отдельным признакам мне совершенно очевидно, что действие романа разворачивается именно в Пскове, а не где-то еще. Тем более, что сам Александр Проханов однажды рассказывал мне, что часто бывает в Пскове, практически каждый год. Но почему-то он счел нужным слегка зашифровать многих героев романа и некоторые топонимы. Например, в романе рассматривается история России, и при этом описывается сомнительная роль Ленина, не скрывается восхищение Сталиным, презрительно говорится о Хрущеве и Брежневе, упоминаются Андропов и Черненко, затем находятся гневные слова для Горбачева и Ельцина, а когда дело доходит до ныне действующих персонажей, на сцену выходят легко портретно узнаваемые премьер Хлебопеков (Путин) и президент Арнольдов (Медведев).

Большую часть романа составляет описание деятельности императорского двора в Красавине. Там в единении церкви и ФСБ с местной дворянской элитой идет подготовка в воцарению какого-то потешного монарха с серебряным лицом, который гримирует свою физиономию серебром, так как это якобы предсказано старцем в Тимофеевой пустыни (в Псковско-Печерском монастыре?), хотя потом выясняется, что все это сплошной розыгрыш и обман, а пророческие предсказания старца Тимофея, которые якобы направляют развитие истории России и всего мира, строчит за тайной дверью еврей Арон.

И вот такой густопсовой бредятиной наполнено примерно четыре пятых объема этого романа, которые на меня действовали как сильное снотворное. Честное слово, мне еле удавалось перебороть сон, продираясь сквозь эти откровенные галлюцинации. Похоже, Проханов писал эту лабуду, объевшись каких-то мухоморов. Наиболее забавными во всем этом бреде являются размышления автора о том, что этот потешный псковский император понадобится России после того, как Хлебопеков и Арнольдов сцепятся друг с другом, как бойцовые собаки, не желая уступать друг другу трон, и эта их непримиримая драка приведет к окончательному распаду России.

Самый остросюжетный эпизод автор припас к финалу. Оказалось, что слухи, ходившие в Москве, близки к истине: Путин, пардон, Хлебопеков бросил жену и завел любовницу. А поскольку жена знает о нем слишком много, он решил постричь ее в монахини и поместить в закрытый монастырь – в ту самую Тимофееву пустынь. Весьма примечательна исповедь жены Путина, тьфу, Хлебопекова корове в монастырском хлеву, которая дается в одной из последних глав романа. Там Хлебопекову дается такая характеристика, что даже Чикатило выглядит рядом с ним просто юным пионэром. Вот лишь небольшой кусочек исповеди жены про отношение Евгения Хлебопекова к богатству:

«Он стал любить дорогие вещи, костюмы от самых известных модельеров, часы стоимостью в сотни тысяч долларов, самые дорогие в мире машины и яхты. Стал строить себе виллы под Москвой, в Альпах, на Сардинии. И главное, стал безумно любить деньги, которые и в глаза-то не видел и которые ему приносила торговля нефтью. Он совсем помешался на нефти. Выстраивал какие-то секретные схемы, проводил какие-то секретные махинации, которые приносили ему сумасшедшие доходы. Однажды он сказал мне: «Ты знаешь, что я самый богатый человек в мире?» Я спросила: «Зачем столько денег, Женя? Всего в могилу не унесешь». А он сказал: «Деньги — это религия. Миллиардеры — наместники Бога на земле». Тогда-то и появился рядом этот Арнольдов. Он занимался нефтяными делами Евгения. Какие-то счета, какие-то банки, какие-то офшоры. Женя ему доверял, а тот был предан как собака. Жена Арнольдова, Ира, руки мои целовала: «Ты самая прекрасная, самая добрая. Жизнь за тебя отдам». А лунатиком он был все прежним. Вскакивал ночью и рисовал какие-то схемы. Какие-то стрелки, квадраты. Номера счетов, названия банков. Я его ни о чем не спрашивала. Боялась…»

Короче, Женя к народу относится как к досадной перхоти, а занимается только своим баблом. И его дьявольское лицо напоминает герою романа серую луну на небе, которая в свою очередь похожа на побитую алюминиевую флягу. Отсюда и название романа. То есть алюминиевое лицо — это псевдоним Путина, то есть, Хлебопекова.

Больше всего меня в романе насмешил безнадежно наивный product placement. Буквально в каждой главе по несколько раз Проханов восторженно описывает восхитительные достоинства варяжского автомобиля — того самого «вольво ХС90», на котором герой романа совершает автопробег до Красавина. От Москвы до Пскова что-то около 700 км, то есть семь-восемь часов пути. На настоящий автопробег такая скромная дистанция совсем не тянет. Однако автор, комически повторяясь и буквально вылезая из кожи вон, хвалит и хватит до полного бесстыдства этот ХС90, так что у читателя невольно возникает убеждение: автору на «Вольво» за такой ударный труд хорошо заплатили, а может даже откатили ему целую тачку ХС90, так сказать, на добрую память. Рад за Александра Проханова. Случайным авторам такие подарки обычно не делают, а только самым достойным, которые чутко чуют рыночную конъюнктуру.