28.02.2012

Майкл Фриман. Идеальная экспозиция


Мне уже довелось рассказать про несколько книг Майкла Фримана, посвященных секретам цифровой фотографии. В отличие от других его книг, в «Идеальной экспозиции» Фриман дает простую, четкую и ясную систему выбора трех параметров съемки для любых ситуаций — выдержки, диафрагмы и ISO (светочувствительности). Эта система хорошо укладывается в голове, так как проиллюстрирована множеством наглядных примеров, помогающих отработать алгоритм выбора параметров так, чтобы получать отличные снимки в любых условиях съемки, принимая правильное творческое решение за доли секунды.

Экспозиция действительно краеугольный камень фотографии. Ведь фотография буквально означает «рисование светом». Именно работе со светом и посвящена эту книга, написанная без технического занудства и содержащая множество полезных сведений. Наверно, искушенный профессионал всё это понимает интуитивно и не нуждается в столь подробном обсуждении того, что ему понятно без всяких раздумий и срабатывает на уровне автоматизма. Но Фриман как раз не очень высоко отзывается о профессионалах фотографии, считая, что хотя те снимают много, так как это их способ зарабатывать, но у каждого профессионала обычно имеется готовый набор изобразительных средств, которым он постоянно пользуется, не стремясь расширять и познавать экспозиционные возможности фотографии, что зачастую свойственно творчески настроенным любителям. Однако эта книга рассчитана скорее не на абсолютных новичков в цифровой фотографии, а все же на тех, кто обладает элементарными навыками обращения с цифровой зеркальной камерой и стремится шире использовать изобразительные возможности своего аппарата.

Я не первый год увлекаюсь фотографией, но прочитал эту великолепно изданную книгу с большим интересом. Не все для меня было новостью, но понятие ключевого тона чрезвычайно важно и оно описано в книге очень внятно. Увы, не многие вообще имеют представление о ключевом тоне. Но в этой книге все объяснено дельно и понятно.

Так что рекомендую эту книгу фотографам разного уровня — от новичков до «профи». Едва ли можно найти более наглядное и системное пособие по выбору экспозиции. Каждый фотограф, совершенствующий свои навыки, так или иначе, осознанно или бессознательно, вырабатывает собственную систему выбора параметров съемки. Майкл Фриман рассказывает о том, как это делают профессиональные фотографы, в том числе и он сам. Система достаточно проста, она содержит в основе определенную последовательность действий или алгоритм, который автор наглядно иллюстрирует множеством примеров из практики. Всего в книге более 600 снимков, с помощью которых изучаются 12 типичных экспозиционных ситуаций, разделенные на три группы.

В книге объясняются новые уникальные цифровые техники экспонирования и обработки фотографий, в том числе HDR-фотография, то есть фотография с высоким динамическим диапазоном, которая пришла из компьютерной графики для киноиндустрии. Кроме того, у книги имеется поддержка специальными ресурсами в интернете: читатели могут скачать ключевые фотографии книги, чтобы посмотреть их на экране компьютера и поэкспериментировать с их обработкой, опробовав приемы и техники, о которых в своей книге рассказывает Майкл Фриман: http://www.web-linked.com/mfexuk/

Признаюсь, меня поражает качество полиграфического исполнения многих современных книг по фотографии, которые в последнее время наводняют прилавки книжных магазинов. Но качество даже самых перфектных изданий не беспредельно. Поэтому читателю очень полезно самостоятельно опробовать навыки работы с экспозицией на экране своего компьютера.

Полагаю, это достаточно глубокая книга для тех, кто хочет серьезно освоить навыки цифровой фотографии. Экспозиция фотографии может быть весьма убедительным средством самовыражения.

У Майкла Фримана есть свой сайт, с которого выполняется поддержка читателей его книг: http://thefreemanview.com

Идею свой книги Майкл Фриман объясняет в видеоролике (на английском языке): http://youtu.be/gpEeTnM_PTg

Отрывки из русского издания книги в формате PDF.

Майкл Фриман. Идеальная экспозиция. Профессиональное практическое руководство по созданию безупречных цифровых фотографий даже в самых сложных условиях съемки (Michael Freeman's Perfect Exposure). — М.: Издательство «Добрая книга», 2011. — 192 с. — Формат 235x255.

25.02.2012

Джеймс Суэйн. Ва-банк!


Действие романа происходит главным образом в Лас-Вегасе, в казино. Главный герой романа Тони Валентайн, он бывший полицейский, а ныне частный детектив и владелец сыскного агентства "Седьмое чувство". Валентайн действительно обладает "седьмым чувством", так как он удивительным образом распознает любые мошенничества. Он настоящая гроза как жуликов и шулеров, так и самих казино.

На сей раз его задача состоит в том, чтобы разгадать, каким образом мошенник Фрэнк Фонтэйн, которого все считали мертвым, вдруг воскрес и сумел обобрать казино "Акрополь", играя в блэкджек. Тони Валентайну это никак не удается. По приглашению владельца казино "Акрополь" Валентайн отправляется в Лас-Вегас, чтобы решить проблему на месте. Эта поездка в раскаленный от жары Лас-Вегас едва не стоит жизни ему, а также его сыну, но секрет мошенничества Валентайн все же с блеском раскрывает.

Как водится в подобных детективах, почти половину повествования занимает описание запутанных и не слишком интересных обстоятельств личной жизни главного героя, которые имеют самое косвенное отношение к основному сюжету. Эти куски служат словно прослойками в Биг-Маке: если бы роман состоял из одного сюжетного «мяса», его объем рисковал бы сократиться втрое. Но ведь автору, издателю и читателю необходим объем. Таков формат жанра. И, как говорится, краткость сестра таланта, но мачеха гонорара.

Джеймс Суэйн. Ва-банк! (Grift Sense) / Пер. с англ. Наталия Рудницкая. — М.: Издательство «Книжный клуб 36.6», 2007. — 304 с. — Тираж 7000 экз.

24.02.2012

Владимир Березин. Путь и шествие


Герои романа «Путь и шествие» постоянно куда-то движутся, хотя и не всегда целеустремленно. Чаще их просто куда-то несет. Они рассказывают друг другу то смешные, то трагические истории, одновременно попадая в забавные ситуации, так как их путь и шествие чаще всего оказываются скитаниями пьяниц, родственных героям "Москва-Петушки" Венедикта Ерофеева. Автор романа постоянно словоблудит, посыпая все кругом метафорами и аллюзиями, за словом в карман не лезет. Связь с литературой в этом романе присутствует буквально на каждой странице. Можно согласиться с аннотацией, что роман написан по мотивам произведений Франсуа Рабле и осмыслившего его Михаила Бахтина. Однако это осмысление, начатое на первых страницах, вскоре забывается и превращается просто в некое художественное исследование литературного дна, «низа», как бы феномена сегодняшнего дауншифтинга, на собственной шкуре испытанного героем. Правда, дауншифтинг понимается довольно широко, благодаря чему любой бомж, бич и городской алкаш интеллигентских кровей легко помещается в это определение. Троица превращается в «на троих».
«...Своеобразное переложение путешествия Алисы Льюиса Кэрролла, написанное в духе баек о советском интеллигенте, который вышел из подъезда московского дома за хлебом, столкнулся с друзьями и... поехал в Крым». Так отзывается о романе НГ-Ex libris.
«В каждой главе березинского текста рассыпано столько изящных метафор, прихотливых гипербол, стилистических выкрутасов, скрытых пародий и тонких культурных аллюзий, что читатель-гурман будет рад всему этому роскошеству безмерно». А это сказал Кирилл Анкудинов.
И ведь не возразишь! И про интеллигента-алкаша, живущего как в тумане зазеркалья, и про культурные и языковые выкрутасы — все верно. Местами эта проза яркая и остроумная, но неровная. Этакая изящная графомания. Я легко прочитал книгу ровно до середины, а потом понял, что это вовсе не роман, а некая бессюжетная, хоть и красочная словесная лабуда, которая в лучшем случае может развлечь эстетскими вывертами скучающего читателя, но, увы, ничего не дает ни его уму, ни сердцу.

«Брошу все. Отпущу себе бороду и бродягой пойду по Руси», — это писал Сергей Есенин. А Велимир Хлебников осуществил. Впрочем, пожалуй, я все-таки дочитаю эту книгу до конца.

Приводимый ниже отрывок из «романа», пожалуй, довольно обманчив и не характерен для остальной книги. Интригующие рассуждения автора о Рабле в дальнейшем теряются в тягомотине перечисления обстоятельств непрерывной последовательности выпивок и закусок. Может быть это должно намекать читателю на основное занятие Гаргантюа и Пантагрюэля, но все же слишком напоминает наши унылые будни, а не далекое романтическое Средневековье.

Читать отрывок из романа

Владимир Березин. Путь и шествие. — М.: Издательство «Астрель», АСТ, 2010. — 320 с. — Тираж 3000 экз.

20.02.2012

Мэтт Ридли. Секс и эволюция человеческой природы


«Основой нашей эволюции всегда был и будет секс», — категорически заявляет Мэтт Ридли (Matt Ridley), исследуя в своей научно-популярной работе природу человеческой особи. Он пытается доказать, что «люди — это всего лишь животные, обладающие инстинктами, обучаемыми немного лучше, чем инстинкты других животных». А это значит, что никакого иного смысла существования человека, кроме репродуктивного, под который его инстинкты и заточены, быть не может. Все прочие аспекты человеческой жизни — это лишь средства, которые так или иначе подчинены этой естественной биологической цели. Двигателем нашей эволюции ученый считает половой отбор. Другими словами, мы эволюционировали лишь постольку, поскольку это было необходимо для удовлетворения наших сексуальных потребностей и поиска наиболее эффективных способов размножения. И природа человека, которую описывал Шекспир, по своей сути ничем не отличается от природы наших современников. Такова картина природы человека, если кратко пересказать книгу Мэтта Ридли.

12.02.2012

Виктор Суворов. Выбор


Этот остросюжетный исторический роман Виктора Суворова завершает трилогию о подготовке Сталиным в 1939 году новой мировой войны. Попутно роман и вся трилогия рассказывают о борьбе за власть внутри руководства СССР. В трилогию входят повесть «Змееед», о которой я недавно написал, и роман «Контроль», который мне пока читать не довелось.

Главные герои романа — Анастасия Стрелецкая (кличка Жар-­птица) и Александр Холованов (Дракон). Жар-птица готовится стать королевой Испании. Волею автора герои проходят суровые испытания и оказываются перед нелегким выбором, на грани жизни и смерти. От этого зависит не только их жизнь, но и будущее страны и мира, который собирается захватить Сталин, самый главный герой этого романа. Причем, создается впечатление, что автор не только ужасается изуверской жестокостью своего самого главного героя, но также восхищается масштабами его дьявольского величия, невероятной хитростью и грандиозностью его планов.

Виктор Суворов тщательно, как историк, воссоздает в романе события и атмосферу 1939 года, когда Сталин, захватив верховную власть в стране и полностью подчинив себе партийный и хозяйственный аппарат СССР, армию и спецслужбы, рвется к мировому господству. Он приступает к подготовке глобальной Мировой революции и новой мировой войны, чтобы под прикрытием коммунистической идеологии завоевать Европу.

Прототипами главных героев романа стали реальные исторические лица, работавшие рука об руку со Сталиным, поддерживавшие его в борьбе за власть и организовывавшие в Европе тайные операции накануне Второй мировой войны. Прототипом одного из героев стал Вольф Мессинг, гипнотизер, иллюзионист и эстрадный артист, оказывавший Сталину услуги пророка и спарринг-партнера. Мне было особенно интересно читать о Мессинге, так как мой отец, психиатр, был знаком с Вольфом Мессингом и переписывался с ним.

В специальном приложении в конце книги собраны уникальные фотографии из архивов 1930­х годов с рассказом о действующих лицах романа и о прототипах его героев. Тем самым роман, хоть и основанный на авторском вымысле, обретает дополнительную историческую достоверность.

Виктор Суворов. Выбор. — М.: Издательство «Добрая книга», 2012. — 440 с. ил.


 О Викторе Суворове и его книгах:

Виктор Суворов. Кузькина мать
Виктор Суворов. Кузькина мать. Хроника великого десятилетия
Виктор Суворов. Против всех
Виктор Суворов. Последняя республика
Виктор Суворов. Змееед
Виктор Суворов. Выбор
Михаил Веллер и Виктор Суворов о войне и книгах
Разговор с Сергеем Костиным
Александр Никонов. Бей первым! Главная загадка Второй мировой

06.02.2012

Артуро Перес-Реверте. Тень орла


Эта небольшая повесть популярнейшего испанского писателя Артуро Переса-Реверте его очередной постмодернистский трагифарс. Повесть о войне 1812 года написана одновременно смешно и жутко, переполнена реальными и вымышленными говорящими именами и событиями. Трудно понять, кто так связно рассказывает нам этот как бы военный анекдот об одном эпизоде некоего вымышленного сражения при взятии Москвы Наполеоном. То ли автор, который знает всё на свете, как настоящий историк, то ли безымянный вояка-простолюдин, участник сражения, так как лексика порой зашкаливает за нормы печатной лексики, но переводчик А. Богдановский блистательно справляется с задачей. Величайший в новой истории полководец именуется в лучшем случае Недомерком. В адрес французов сыплется немало издевок и прямых оскорблений (все-таки они воют в Испании!), а иной раз и пуля в спину. Но при этом на каждой странице можно встретить изящные словесные конструкции типа: «французы нам, выражаясь по-египетски, остопирамидели…»

Главный рассказчик всё-таки, пожалуй, солдат-испанец, оказавшийся участником чужой войны, единственная цель которого любым способом дезертировать вместе со своим испанским батальоном из Великой армии в последней, подмосковной битве Наполеона под русской деревней с говорящим названием Сбодуново. Впрочем, география такая же вымышленная, как и сама битва: «На Святой Руси оказалось до дьявола русских, которые в нас стреляли, и до чертовой матери рек, где мы мокли. Последней перед Москвой-рекой была речка Ворошилка, огибавшая Сбодуново…»

Время тоже вымышленное: битва под Бородино уже позади, а какая в Подмосковье бывает погода в сентябре Артуро Переса-Реверте, видимо, представляет не очень отчетливо, если у него случается сиеста резервных полков под сенью раскидистых берез.

Отсидевший в концлагере под Гамбургом, переформированный, но по-прежнему мятежный испанский батальон 326-го линейного пехотного полка Наполеоновской армии, тщетно испробовав все возможные попытки дезертировать, играет ва-банк. Теснимое, практически изрешеченное русской артиллерией правое крыло французской армии, почти скрытое в дыму пальбы от глаз взирающего с пригорка на своих солдат в подзорную трубу Недомерка, окруженного сплошь бездарями-блюдолизами в генеральских мундирах, отступает, почти, можно сказать бежит. Но против течения упорно движется на русские батареи один лишь героический испанский батальон. «Каковы храбрецы!» — восклицает Наполеон. «Кричи, кричи, Недомерок», — бормочут испанцы, прущие на рожон, бегущие сдаваться русским: сейчас вот, на пригорочек поднимемся, бросим в прах флаг с орлом и достанем белую простынку из-за пазухи, авось проканает — а там, глядишь, и конец войне, и родимый сеновал недалеко.

Восхищенный героизмом бывших мятежников, самовлюбленный и недалекий император требует к себе Мюрата и посылает его кавалерию в поддержку испанцам. Господи ты ж Боже мой! Еще бы шажок — и долой орла, и — белую простынку под русскую картечь. Но тут налетела с гиканьем кавалерия, вперед, орут, удальцы, за императора! А что ж русские-то? А уж смяты, уж бегут, уж порублены мятежным батальоном в кровавую лапшу: и артиллеристы, и бешеные казаки — и бежит вся русская армия. И это конец нашим надеждам сдаться, дезертировать, сладко барахтаться с черноглазыми крестьянками на родном сеновале. А Недомерок — где ж ему знать, что счастливая звезда уж закатывается! — ходит, взад-вперед перед ободранным батальоном, примериваясь, куда б — сняв предварительно с маршальской шеи — сподручнее прицепить орден к груди ошарашенного испанского капитана.

Фраза в издательской аннотации: «Никогда еще война не выглядела таким абсурдом» представляется вполне справедливой и уместной. Желание солдат испанского батальона предать Наполеона и перейти на сторону русских оборачивается откровенным издевательством над военным героизмом.

Артуро Перес-Реверте. Тень орла (La sombra del acuila) / Пер. с исп. Александр Богдановский. — М.: Издательство «Эксмо», 2004. — 192 с.