07.08.2017

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект

Машинное обучение (ML или machine learning) в перспективе способно порождать и совершенствовать искусственный интеллект. Эта книга представляет собой научно-популярное издание, дающее общее представление о машинном обучении, описывает суть основных алгоритмов обучения без излишнего погружения в технические подробности и обсуждает примеры их применения на уровне, достаточном для понимания базовых основ. Эта книга, выпущенная издательством MIT Press в Кембридже, предназначена для широкого круга читателей.

Последние полвека мы живем во все более тесном общении с компьютерами, которые находят все новые применения, изменяя нашу жизнь так, чтобы было проще работать. Когда наши компьютеры станут еще умнее, среда, в которой мы живем, тоже изменится.  Каждый век прибегает к технологиям своего времени. Если бы мы каким-то образом вернулись на пару тысяч лет назад и передали римлянам или византийцам технологию сотовой связи, едва ли это как-то улучшило качество их жизни и сделало счастливее. Новые изобретения должны соответствовать остальным условиям жизни. Мир, в котором машины будут обладать человеческим интеллектом, станет совершенно другим миром.

Когда мы достигнем такого интеллектуального уровня? Как долго для этого нужно учиться? Это нам еще только предстоит увидеть. Машинное обучение кажется самым перспективным способом добраться до новых горизонтов. Мы уже сейчас работаем с большими данными, а завтра они станут еще больше. Датчики становятся дешевле и точнее, дают больше данных, возникает Интернет вещей. Растет и мощность компьютеров. Изобретаются новые технологии и материалы, например, графен. Новые продукты разрабатывают и производят быстрее с использованием 3D-печати и все больше продуктов будут становиться умными.

Машинные обучаемые системы становятся все более интеллектуальными, хотя современные глубокие сети недостаточно глубоки: они могут обучаться абстрагированию в некотором ограниченном контексте, например, для распознавания рукописных знаков или подмножества объектов. Но возможности компьютеров меркнут в сравнении с возможностями коры головного мозга. Можно обучить систему некоторому лингвистическому абстрагированию на больших объемах текста, но она будет далека от истинного понимания. Как будут масштабироваться наши алгоритмы обучения, остается открытым вопросом. Оптимизм основывается на том, что такую же самообучающуюся модель представляет собой наш мозг. Но масштабирование окажется трудным. Мы рождаемся с готовым речевым аппаратом, но нам требуются годы наблюдений и упражнений, чтобы начать связно говорить.

Надежду подкрепляет то, что самообучаемые машинные системы видимо смогут удовлетворять какую-то практическую потребность и однажды станут продаваемым продуктом. Как показывает опыт, монетизация подстегивает исследования и разработки куда сильнее, чем научное любопытство. Становясь интеллектуальными, самообучающиеся системы найдут применение во все более умных продуктах и услугах.

Эта небольшая книга содержит не только базовый обзор возможностей и перспектив машинного обучения, но рассказывает о том, как машины обучаются: о распознавании образов, нейронных сетях и глубоком обучении, обучении кластерам и рекомендациям, обучении действию. Полтора десятка страниц в конце книги содержат ценный словарь терминов, а фактически —  англо-русский толковый словарь, вводящий читателя в круг понятий и терминов, пока отсутствующих в нашем тезаурусе.

Автор Этем Алпайдин (Ethem Alpaydin) — профессор департамента компьютерного инжиниринга Bogaziçi University в Стамбуле, автор ряда книг по ML, выпущенных MIT Press.

Этем Алпайдин. Машинное обучение. Новый искусственный интеллект (Machine Learning. The New AI). — М.: Альпина Паблишер, Издательская группа «Точка», 2017. — 208 с. — Твердый переплет. — (Серия «Завтра это будут знать все»).

Константин Крылов о романе Джонатана Литтелла "Благоволительницы"

Довольно любопытная рецензия Константина Крылова на талантливый роман Джонатана Литтелла "Благоволительницы" появилась на сайте «Спутник и погром».
Книга большая (900 страниц) и сложная. Поэтому ее оценки у разных авторов могут сильно различаться, и не удивительно, что в кратком обзоре какие-то важные аспекты упущены. О хроническом поносе и латентном гомосексуализме главного героя вскользь говорится, но вот об инцесте с сестрой-двойняшкой и убийстве матери даже не упоминается. Фрейдист наверняка подробно обсудил бы на такие темы и сделал содержательные выводы. И тема Орднунга в рецензии, на мой взгляд, искажена: там речь идет о неизбежном хаосе войны, но порядок присущ именно немцам, а не фашистам. Хотя о беспомощной хаотичности холокоста отмечено верно и точно: даже такой ресурс, как жизни евреев, нацисты использовать не сумели -- у них все кругом разваливалось и разрушалось, словно дома Берлина, рушащиеся под бомбами союзников.
Полагаю, многим читателям романа захочется отойти в сторону и разобраться подробнее с темой М. Ю. Лермонтова, которая играет немаловажную роль в романе, подробнее познакомиться с картами и видами Кавказа и Пятигорска, изучить польскую Померанию, почитать работы Юнгера и т.п. И тогда восприятие романа становится еще более трехмерным и содержательным.
Кстати, месяц тому назад Генпрокуратура РФ потребовала, чтобы Роскомнадзор заблокировал более десятка «националистических сайтов», в том числе популярное издание «Спутник и погром». По мнению прокуратуры, «Спутник» пропагандирует «идеи национальной и религиозной розни», «формирует угрозы общественной безопасности» и «побуждает к экстремизму».

В ожидании Штирлица. Заметки на полях книги Дж. Литтела «Благоволительницы»

06.08.2017

Геннадий Левицкий. Великое княжество Литовское


Пожалуй, верно говорят, что историю пишут огонь и меч. Учебники истории наполнены описаниями кровавых битв, уничтоженных городов и государств. А спокойная жизнь, мирное созидание, бытовая культура и взаимная терпимость летописцев и историков мало интересует.

Немногие знают, что рядом с Русью в середине XIII века на землях нынешних Литвы и Беларуси возникло и стало увеличиваться и крепнуть Великое княжество Литовское. В наших учебниках об этом говорится невнятно. Это государство не было чуждым России: главным языком этого государства был русский, точнее — западно-русский, хотя в ВКЛ мирно сосуществовали и другие языки, народы и культуры, а самая распространенная религия — православие не претендовала на исключительность и монополию на фоне веротерпимости, которая поразила императрицу Екатерину Великую, объезжавшую присоединенные в империи владения. Подобной мирной мягкости и терпимости в Московии, выросшей на традициях тоталитарной ордынской государственности, не водилось.

Пока Русь находилась под игом Орды, ВКЛ увеличивалось в размерах и заняло обширную территорию от Балтийского до Черного моря. По территории это было самое большое государство в Европе, которое на протяжении трех веков конкурировало за господство в Восточной Европе. И при этом это русскоязычное и преимущественно славянское государство было тесно связано с Европой: оно испытало и впитывало в себя все новые европейские культурные и цивилизационные веяния: Возрождение, Реформацию, цеховое производство, Магдебургское право, свободную торговлю.

Великое княжество Литовское можно даже рассматривать как некую возможную версию России, но прильнувшей не к Азии, а к Европе, — с европейским гуманизмом и демократией, в отличие от азиатского деспотизма и монополии власти и веры. А ведь некоторые западные территории Московской Руси, подавлявшей всякие проявления самостоятельности, самоуправления и вечевой демократии на захватываемых территориях (в Новгороде, Пскове), веками находились в составе ВКЛ — таким были Смоленск, Дорогобуж, Рославль и некоторые другие районы соседних княжеств. Магдебургское право обеспечило процветание городов нынешней Беларуси, Украины и Смоленщины, так как приносило городским жителям освобождение от феодальных повинностей. После присоединения этих территорий к Российской империи попытки русских царей перенять Магдебургское право и распространить его по всей стране успехом не увенчались, и такая форма самоуправления в XIX веке была упразднена.

На землях Великого княжества Литовского была реализована давняя экуменическая мечта христиан: мирная уния католичества и православия. Однако все попытки ВКЛ объединиться с Россией воспринимались в Москве как проявления агрессии и окончились неудачей. Поэтому Великое княжество Литовское мирно объединилось с Польшей в единое государство — Речь Посполитую.

Основой существования этого государства было уникальное явление — шляхетская демократия, ведь Речь Посполитая является дословным переводом на польский язык латинского термина Res Publica (польск. rzecz — вещь, дело; pospolita — общая). Пожалуй, это была первая республика в мире. Но эта несовершенная демократия оказалась губительной. То, что из нашего времени кажется достоинством, обернулось для Речи Посполитой гибелью: вольности чванливой и эгоистичной шляхты, выбиравшей своего короля голосованием и устанавливавшей выгодные только для себя, но не для страны законы, привели к ослаблению государственной власти и потере управления страной. Этим воспользовались соседи Речи Посполитой и растащили ее на куски. К 1815 году вся территория Великого княжества Литовского вошла в состав Российской империи…

Сегодня это звучит парадоксально: весь мир стремится к демократии, чтобы права граждан расширялись и государство полнее учитывало их требования. Но именно свобода и забота о гражданах погубили ВКЛ. Это важный исторический урок. Заседавшая в парламенте шляхта вообразила, что государство и его глава, бесправный и унижаемый ею король, существуют исключительно для удовлетворения их насущных потребностей и капризов. Все они принялись заботиться о собственных правах, и позабыли об обязанностях. Но, когда гражданин волнуется только за свою малую родину — свою усадьбу, обнесенную им построенной стеной или огороженную забором, большой родине приходится плохо.

Геннадий Левицкий. Великое княжество Литовское. — М.: Ломоносов, 2016. — 248 с. — Тираж 1000. — (Серия «История. География. Этнография»). — Иллюстратор Ирина Тибилова. — Твердый переплет.

01.08.2017

Роберт Ланца, Боб Берман. Биоцентризм. Как жизнь создает Вселенную


Настоящая наука, позволяющая нам познавать Вселенную и окружающий мир, совсем еще молода. Ей всего 4-5 столетий — ничтожный срок в истории биологического вида homo sapiens, которому уже несколько миллионов лет. А ведь человек совсем недавно научился пользоваться огнем и начал приручать дикую природу. Но за столь короткое время в сравнении с любым другим биологическим видом мы достигли невероятных успехов: уже побывали по Луне, отправили свои зонды за пределы Солнечной системы, проникли во многие тайны атомного ядра, квантовой механики, генотипа и т.д. и т.п. Но молодость науки позволяет предположить, что многие страницы познания Вселенной и законы природы остаются нами еще непознанными и откроются когда-то в дальнейшем, по мере накопления нового знания и более глубокого изучения получаемых сведений.

Но Вселенная устроена довольно сложно. Поэтому не все усилия, приложенные для постижения смысла мироздания, приносят немедленные плоды. «Смысл» квантовой физики является предметом жарких дискуссий с 1930-х годов, когда она была открыта, хотя за прошедшие с тех пор десятилетия мы едва ли стали понимать ее лучше. Еще Эйнштейн безуспешно пытался создать универсальную «теорию всего», и поколения ученых продолжают поиски, но пока результата нет, так как это трудная задача, а мы еще не созрели для ее решения. Так что работа над нею видимо еще потребует десятилетий. Теория струн до сих пор разрабатывается на уровне абстрактной математики и обрастает все новыми гипотезами. Это же касается устройства нашего разума и сознания. То есть научных загадок перед человеком стоит достаточно много, и капитулировать перед ними явно рано.

В этой книге американские авторы Robert Lanza, MD и Bob Berman предлагают вниманию читателя свою идею биоцентризма Вселенной, которая может первоначально показаться новой, смелой и совершенно необычной. Википедия определяет биоцентризм следующим образом:

«Биоцентризм — нерелигиозная идеология, этическая концепция или научный подход в природоохранном деле, ставящие превыше всего интересы живой природы в том виде, в каком они представляются человеку. Биоцентризм противопоставляется антропоцентризму в том его наполнении, которое получило широкое распространение в XX веке и согласно которому человек — хозяин природы, имеющий право изменять и использовать окружающий мир, сообразуясь лишь с собственными интересами.»

Однако авторы этой книги понимают биоцентризм совершенно по-другому. Они рассуждают о том, откуда во Вселенной взялась жизнь и приходят к совершенно парадоксальному выводу, что жизнь не является неким «продуктом» или порождением Вселенной, а наоборот жизнь создает Вселенную.

Столь абсурдный вывод может показаться полным безумием. И, я полагаю, таковым он и является. Я прочитал эту книгу пару лет назад, но рука не поднималась написать о ней отзыв, настолько все во мне протестовало против выводов, к которым в последних главах пришли авторы. Точнее: меня не устаивало, как легкомысленно авторы перешли от взвешенной научной объективности к весьма сомнительным религиозным аргументам.

Первые 12 глав книги написаны очень увлекательно, вполне научно и вообще просто здорово. Я читал их с откровенным удовольствием и практически во всем соглашался с авторами. Тем более, что после описания очередного научного феномена, квантового эксперимента или закона природы в конце главы жирным шрифтом дается резюме в виде семи последовательных принципов биоцентризма. С этими принципами трудно не согласиться.

Но это похоже на психологическую ловушку: ты одну за другой читаешь главы книги, понимаешь логику авторов и принимаешь приводимые в конце глав принципы биоцентризма, как вполне разумные, логичные и убедительные. Но неужели авторы считали, что я автоматически проглочу то, что они пишут в самом конце книги? В главе 13 вся взвешенная и доказательная научная логика внезапно заканчивается и авторы вместо аргументов в пользу доказательства своей правоты неожиданно меняют стиль и пытаются соединить или даже отождествить науку и религию. Они ссылаются, к примеру, на базовое понимание космоса в восточных и авраамических религиях, ничуть не заботясь аргументацией подобной мистики. Рассуждают о тайне сознания и затрагиваю темы, традиционно эксплуатируемые религиями — о смерти и вечности. Читать это становится просто невыносимо. Это похоже на беспомощную капитуляцию слабого или поврежденного разума перед непостижимой сложностью мира. Поэтому последние главы портят все впечатление от начальных научных глав, составляющих три четверти книги.

Абсурдная идея биоцентризма, как трансцендентного первенства жизни, порождающей Вселенную, довольно поверхностно излагается авторами и предлагается вниманию читателя, однако убедительного доказательства, на мой взгляд, так и не получает. Эта идея слишком похожа на попытку каким-то образом всунуть идею бога в число законов природы, и даже поставить его выше природы. Однако, на мой взгляд, попытка не удалась. Телеге вовсе не требуется такое пятое колесо, оно только мешает движению, и его следует безжалостно выкинуть. Ведь если принять идею трансцендентного, непознаваемого бога, то все законы природы немедленно утрачивают смысл, как его частный случай того, чего познать все равно нельзя. При этом любое подлинное божественное чудо непременно станет противоречить законам природы и сделает научное познание бессмыслицей. А между тем, мы ведь довольно успешно познаем Вселенную, и любая загадка становится лишь поводом для ее познания.


Роберт Ланца, Боб Берман. Биоцентризм. Как жизнь создает Вселенную. (Biocentrism. How Life and Consciousness are the Keys to Understanding the True Nature of the Universe). — СПб.: Издательство «Питер», 2015. — 224 с. — Твердый переплет. — (Серия New Science).

30.07.2017

Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы

Эта книга архимандрита, а ныне уже епископа Тихона (в миру Георгия Александровича Шевкунова) вышла в 2011 году. Мне даже довелось присутствовать на презентации книги в 75 павильоне ВДНХ во время международной книжной ярмарки. Там был полный зал народу и присутствовали телекамеры: с пиаром у этого священнослужителя все благополучно. Благополучно настолько, что в 2016 году совокупный тираж этой книги превысил два миллиона экземпляров. Назовите мне какого-нибудь другого современного российского автора, который мог бы так овладеть умами и похвастаться подобными тиражами! И только теперь я наконец набрался сил, чтобы прочитать эту книгу.

ВВЦ. Книжная выставка-ярмарка. 07.09.11.

Да, книга написана довольно грамотным человеком, сказывается учеба на сценарном факультете ВГИКа. Мне было тем более любопытно читать книгу, так как в ней идет речь преимущественно о Москве и о Псково-Печерском монастыре в Псковской области на границе с Эстонией. Я все детство жил в Пскове до окончания школы, а позже часто бывал там, навещая родных. Да и в Псково-Печерском монастыре неоднократно бывал. Впрочем, последний раз я был в монастыре в середине 90-х с сыном, чтобы показать ему подземные пещеры, которые тянутся на многие километры под землей. Там ведь захоронено более 14 тысяч мощей. Но как справедливо отмечает Тихон в своей книге, воздух там поразительно свеж, нет ни малейшего следа тления. Тихон указывает на этот феномен исключительно как на чудо, подтверждающее его религиозные представления, и любые рациональные объяснения отвергает.

Вначале нас с сыном сопровождал монах, а потом монах куда-то заспешил и мы остались под землей одни. Бродили там со свечами и разглядывали нагромождения гробов в нишах и человеческие кости. Чуть не заблудились. При моем росте в 190 см я нередко касался головой потолка сводов пещер, и при выходе пришлось вытряхивать из волос песок. Оказалось, что в Успенском храме монастыря идет отпевание какого-то крупного петербургского криминального авторитета, гроб которого только что доставили в монастырь. То были «лихие девяностые», когда между братками нередки были разборки с перестрелками. Потому-то монах нас и покинул в подземелье: чаевые всем нужны.

Но вообще-то в Псково-Печерском монастыре я видел замечательных, необыкновенных людей. На монахов и старцев в прошлом по молодости я обращал мало внимания, хотя наверняка видел некоторых персонажей, упоминаемых в этой книге, включая настоятеля Гавриила на балконе его дома. Более всего меня поражали умные, одухотворенные лица молящихся прихожан в храмах. Я бывал на службе и слушал литургию. А присутствующие на службе люди были мало похожи на серых и бесцветных советских людей. Это явно были какие-то приезжие, не местные. Может быть из столиц или из соседних Тарту, Таллина или Риги. Нет, не бандиты, но интеллектуалы. Возможно, художники или артисты. Эти лица я запомнил больше, чем монахов.

У Псково-Печерского монастыря и некоторых его монахов были серьезные проблемы с советской властью, так как монастырь продолжал работать во время немецкой оккупации, и там наверняка возносили молитвы не за победу Красной Армии. Живя в Пскове до меня, даже до учащегося средней школы, доносились какие-то раскаты громких разборок этой твердыни православия с КГБ и советской властью. Кого-то арестовывали, ссылали, сажали. Мой отец был врачом-психиатром. Он рассказывал, что среди монахов этого монастыря немало пьяниц, которые пили кагор, а потом лечились у него от алкоголизма. Но об этом Тихон не пишет.

Хотя книга Тихона написана хорошо, легким и доступным языком, каких-то особо глубоких философских откровений или интересных теологических размышлений в ней обнаружить невозможно. Идейный горизонт у Тихона совсем недалекий. Весь смысл его рассказов сводится к описанию разных эпизодов и случаев из монашеской жизни, подтверждающих необходимость принятия церкви и молитвы. Причем рассказы следуют без особой последовательности, логики и хронологии, в том порядке, как в голову взбредет автору. Какого-то внятного сюжета, сценария или последовательности в книге тоже нет. Структура книги примерно такова: первая треть посвящается монахам Псково-Печерского монастыря, последняя треть псковским монахам приятелям Тихона, а в середине речь отрывочно идет о Москве и прочем.

Однако книгу Тихона полезно почитать тем, кому интересна недавняя история РПЦ примерно в промежутке от начала 80-х до 2000 года, а также особенности жизни и отношений в церковной среде, о которых непосвященным известно довольно мало. Однако достоверность рассказанного может вызывать сомнения даже у не слишком скептического читателя. Читателям не стоит особенно губу раскатывать: Тихон вовсе не старается посвящать посторонних в серьезные церковные вопросы и тайны. О серьезных внутренних церковных коллизиях, о напряженных отношениях и проблемах, о финансах РПЦ, о нынешних отношениях с властями вы ничего не узнаете. Автор скорее развлекает читателя всякими забавными и не очень забавными, но поучительными случаями и ситуациями, якобы внушающими читателю веру в бога, попутно показывая себя глубоко верующим православным христианином, находившегося в советское время в умеренной оппозиции светской советской власти и КГБ. Власть преследовала монахов, давила и гоняла, некоторых сажала в тюрьмы и всячески мешала их религиозной деятельности, распространяя свой проклятый атеизм.

Через всю книгу проходит довольно примитивная мысль, многократно повторяющаяся и иллюстрируемая случаями из жизни, что все происходящее с нами управляется неким пристальным божьим промыслом, и никаких случайностей не бывает – бог следит за каждым вашим чихом и поправляет вашу жизнь по своей воле. То есть не существует ни свободы воли, ни осмысленного поведения у людей. Нужно только постоянно молиться и все будет отлично. По воле божьей у вас не будет никаких житейских проблем, в нужный момент вы помрете и обретете вечную жизнь. И эту нехитрую идею Тихон старательно внушает читателю более чем на пятистах страницах.

Помните апостола Фому в Евангелии от Иоанна? Фома отсутствовал при первом по Воскресении из мёртвых явлении Иисуса Христа, и узнав у других апостолов, что Иисус воскрес из мёртвых и приходил к ним, сказал: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю». То есть Фома Неверующий не поверил в чудо на словах и потребовал убедительных материальных доказательств.

Так вот вся книга Тихона напичкана именно такими случаями и анекдотами, которые, по мнению автора, служат убедительными материальными доказательствами, заставляющими читателя уверовать и прийти в церковь. Проблема лишь одна: вначале придется поверить на слово Тихону, а многие его истории выглядят сомнительными, их трудно признать достоверными и правдивыми. В книге нет ничего трансцендентного, ничего по-настоящему возвышенного и непостижимого, все очень просто и приземленно: миром управляет бог, и нужно просто слушаться попов, постоянно молиться и регулярно выполнять ритуальные действия, предписываемые РПЦ, чтобы стать воцерковленным христианином. РПЦ — единственная правильная церковь, дарующая своим трупам вечную жизнь. А всякие там католики, буддисты, исламисты и прочие мерзкие еретики и атеисты просто игнорируются и их судьба автора совершенно не интересует. И вообще – есть ли у них бог? Или есть только православный бог, а все прочие — расходный материал, топливо для ада?

Федор Михайлович Достоевский явно напрасно старался, пытаясь показать, что настоящий верующий христианин только тот, кто верит без всяких доказательств и наглядных чудес, повинуясь внутреннему убеждению. Похоже, Тихон просто не читал Достоевского. Или не понял.

Ну вот, например, Тихон описывает случай, когда родственники пригласили его исповедовать и причастить умирающего профессор ВГИКа, знаменитого актера и режиссера Сергея Бондарчука, находившегося при смерти. Бондарчук не только сыграл Пьера Безухова и снял лучшую экранизацию «Войны и мира», он преклонялся перед гением Льва Николаевича Толстого, и свое вероучение обрел не в РПЦ, а в религиозных трудах Толстого, которого церковь грубо отвергла и подвергла анафеме. Видимо, Бондарчук страдал от рака. Он лежал в большой затененной шторами комнате, а напротив кровати, прямо перед взором больного, висел большой, прекрасного письма портрет Толстого.

Тихон заявил родным режиссера, что находится здесь для того, чтобы напомнить о драгоценном знании, которое РПЦ хранит и передает из поколения в поколение: смерть физическая – вовсе не конец существования, а начало новой жизни, к которой предназначен человек.

Тихон выкинул то, во что беспомощный больной старик верил всю свою сознательную жизнь, навешал ему на уши своей лапши и нам наврал три короба. Цитирую Тихона, наслаждайтесь:

«Люди, далекие от Церкви, не понимают, что по причине нераскаянных грехов и страстей человек оказывается доступным для духовных существ, которых в Православии именуют бесами. Они то и устрашают умирающего, в том числе принимая облик некогда знакомых ему лиц. Их цель – привести человека в испуг, смятение, ужас, в предельное отчаяние. Чтобы в иной мир душа перешла в мучительном состоянии безнадежности, отчаяния, отсутствия веры в Бога и надежды на спасение.»

«Потом мы с домочадцами Сергея Федоровича на минуту вышли за дверь, и я, как мог, объяснил им, что безутешное горе и отчаяние родных усугубляют душевную боль умирающего. <…> Смерть – не только горесть об оставляющем нас человеке, но и великий праздник для христианина – переход в жизнь вечную. Необходимо всеми силами помочь ему подготовиться к этому важнейшему событию. И уж точно не представать перед ним в унынии и отчаянии. Я попросил Ирину Константиновну и Алену приготовить праздничный стол, а Федю – выставить лучшие из напитков, какие найдутся в доме.»

«Надо было готовиться к совершению Таинства. Но на стене перед взором больного по-прежнему, как икона, висел портрет его гения. Поставить Святые Дары для подготовки к причащению можно было только на комоде, под изображением писателя. Но это представлялось немыслимым! Толстой при жизни не просто отказывался верить в Таинства Церкви: долгие годы он сознательно и жестоко глумился над ними. Причем с особой изощренностью  – именно над Таинством причащения. Бондарчук знал и понимал все не хуже меня. С его разрешения я перенес портрет в гостиную...»

Затем Тихон остался возле умирающего, и «Бондарчук очень глубоко, мужественно и искренне исповедовался пред Богом за всю свою жизнь». Видимо автор полагает, что читатель поверит его чудодейственным манипуляциям и проповедям:  «Сергей Федорович – впервые после своего далекого детства – причастился Святых Христовых Тайн. Все были поражены, с каким чувством он это совершил. Даже выражение боли и мучения, не сходившее с его лица, теперь исчезло.»

«Закончив с главным, мы накрыли прекрасный стол у постели больного. Федя налил всем понемногу красного вина и старого отцовского коньяка. Мы устроили настоящий безмятежный и радостный праздник, поздравляя Сергея Федоровича с первым причащением и провожая в таинственный «путь всея земли», который ему вскоре надлежало пройти.»

Перед уходом Тихон научил Бондарчука молиться: «Я записал на листке и положил перед ним текст самой простой, Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Никаких молитв Сергей Федорович не знал.»

Прошло несколько дней, и Алена Бондарчук рассказала по телефону, что состояние отца разительно изменилось. Ужасные видения больше не тревожили его. Он стал спокоен, но как то явственно отрешился от мира. Лежал и шептал молитву, а иногда прижимал к губам крестик на четках, когда физическая боль становилась нестерпимой. Но Сергей Федорович продолжал страдать, и его перевезли из дома в ЦКБ. Когда Тихон подошел к Бондарчуку в больницу, тот приоткрыл глаза, давая понять, что узнал. В его руке были четки. В тот же день он умер.

Остальные истории в этой книги примерно столь же церковно поучительные. Довольно большая часть книги, особенно в конце, повествует о друзьях Тихона, с которыми он сошелся в монашестве в Псково-Печерском монастыре и общался с ними в разных захолустных приходах Псковской области. Особенно много внимания рассказчик уделяет своему другу иеромонаху Рафаилу, он последние три года служил в Порхове, но из-за происков КГБ его постоянно переводили из одного прихода в другой, так как его настоящее имя — Борис Огородников. Он был братом известного диссидента Александра Огородникова, организовавшего христианский семинар, на котором изучали богословие и христианскую философию. Из этого кружка позже вышел религиовед А. В. Щипков, а его матери, Татьяне Щипковой, тоже активной участнице этого семинара, при входе в Смоленский университет недавно установлена мемориальная доска. С группой единомышленников (среди которых был Владимир Пореш, ныне известный смоленский фотохудожник, дизайнер и руфер) он в 1976 выпускал самиздатский журнал «Община». Александр Огородников не раз бывал в Смоленске. Его снимали с поезда и арестовывали сотрудники КГБ (о чем вся страна узнавала по БиБиСи и Радио «Свобода»), его неоднократно осуждали, и он стал известным узником совести.

Любопытно, что уделив так много внимания Пскову, Тихон ни разу не упоминает Смоленск, хотя пишет о смоленских религиозных диссидентах. Не потому ли, что митрополитом в Смоленске в те годы был нынешний патриарх Кирилл? Поразительно: в книге упоминается немало разных Кириллов, но ни разу не встречается имя патриарха Кирилла! А ведь первое издание книги вышло в свет более чем через два года после того, как митрополит Кирилл стал патриархом Кириллом. Неужели Тихон ни разу с ним не общался? Или забыл об этом? Или ненавидит Кирилла? Полагаю, эта загадка должна иметь какое-то объяснение. Может быть между Тихоном и Кириллом сложились какие-то непростые отношения? Или Тихон не считает Кирилла достойным звания патриарха? Или он тем самым косвенно подтверждает, что Кирилл был сотрудником КГБ (о чем в прошлом неоднократно сообщали СМИ), а эта организация всегда была враждебна настоящим монахам, старцам и монашеству. Наверное, не совсем случайно ходят слухи, будто у Тихона есть шансы стать следующим патриархом, хотя сам он энергично отвергает такую возможность.

Для меня осталось загадкой, которой в книге я не нашел объяснения, почему вполне благополучные молодые люди в начале 80-х толпой повалили в монахи и стали теми самыми несвятыми святыми? Сам Тихон после ВГИКа вдруг прервал свои кинематографическую карьеру и ушел в монастырь под Псковом, чтобы в качестве монашеского послушания чистить навоз в коровнике и охранять ворота монастыря. Но, возможно, именно таким путем он сделал еще более потрясающую, просто фантастическую карьеру, став епископом, настоятелем Сретенского монастыря и духовником президента РФ (остальные его звания, должности, почетные посты и награды перечислены в Википедии). 

Имя Путина в книге тоже ни разу не упоминается, хотя точно известно, что они давно знакомы, Тихон давно уже духовник Путина, а в последнее время он постоянно сопровождает президента в поездках в составе его окружения. И с бывшей женой Путина Тихон тоже знаком. Псковские монастыри ей почему-то оказались особенно важны. Есть сведения, что бывшая супруга Путина Людмила в начале 2000-х неоднократно прилетала в аэропорт Пскова на арендованном в Швейцарии реактивном VIP-самолете «Челленджер» CL-601, откуда автомобильный кортеж отвозил ее в Снетогорский женский и Псково-Печорский мужской монастырь. С кем она там общалась, неизвестно. В СМИ ходили слухи, что она стала монахиней или даже настоятельницей в женском Спасо-Елеазаровском монастыре, но Псковская епархия этого не подтвердила. Кстати, этот женский монастырь находится в деревне Елизарово — это буквально в паре километров от деревни Толбица, о церковном приходе которой Тихон немало пишет в своей книге, но о женском монастыре — ни слова. После развода с Путиным в 2013 году Людмила вернула себе девичью фамилию Шкребнева, а затем вышла замуж, и ее зовут Людмила Очеретная. Но ни Путина, ни Людмилы книга не упоминает.

Но вот Борису Огородникову, который был настоящим хулиганом, шутником и приколистом, автор уделяет в книге много места и даже признается в дружбе и любви к нему. Отец Рафаил не умел даже читать проповедь в церкви. В лучшем случае у него получалось: «Э ээ… М эээ… Братья, сестры, того… С праздником, православные!» Никакого систематического религиозного образования у отца Рафаила не было, как, впрочем, и у нынешнего епископа Тихона. И вообще Рафаил больше увлекался своим реактивным «Запорожцем», перекрашенным в черный цвет, на котором он гонял по Псковской области, о чем Тихон подробно пишет на десятках страниц. И еще он постоянно пил чай. Когда Тихон столь многословно описывает такие ничтожные подробности, становится особенно очевидно, что он нечто весьма важное опускает или умалчивает. Неужели он предполагает, что такому пустословию можно поверить?

И тем не менее эта книга стала самым крутым бестселлером в России за последние годы. Это факт. И само по себе важный симптом трансформации, происходящей в духовной жизни общества. Не зря шутники теперь говорят, что тем российским гражданам, кому не удалось прорваться на связь с Путиным во время прямой линии, достался лишь утешительный приз — мощи Николая Чудотворца.

Архимандрит Тихон (Шевкунов). «Несвятые святые» и другие рассказы. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2013. — 552 с. — Тираж 10000. — Твердый переплет.

18.07.2017

400 inglise keele ebareegliparast verbi (эстонский)


Sõnastik sisaldab 400 inglise keele ebareeglipärast verbi — kõiki, mis esinevad kättesaa davas kirjanduses. Lõpus lühidalt välja toodud kõige sagedamini kasutatavad verbid on rühmitatud nii, et neid oleks lihtsam meelde jätta.
http://www.koob.ru/petrochenkov/400_inglise_keele

Сегодня на сайте Koob.ru в формате PDF появилась копия моей книги о 400 неправильных английских глаголах, изданной в Таллине в 2003 году. Эта книга никогда не продавалась в России, так как здесь была издана русская версия этой книги. Но теперь эта книга переводе на эстонский язык доступна читателям и исследователям всего мира. Могу поспорить: такого обширного перечня английских неправильных глаголов нет ни в одном справочнике или энциклопедии по английскому языку. Но все эти неправильные глаголы реально существуют и используются. Убедиться в этом нетрудно с помощью поисковика Google/

На сайте Koob.ru теперь уже представлены для бесплатного скачивания 12 моих книг, выпущенных в прежние годы и теперь недоступных читателям, так как их тиражи давно распроданы.

http://www.koob.ru/petrochenkov/

06.07.2017

Книга "Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги" все еще актуальна


Уровень экономической грамотности населения нашей страны удручающе низок -- социализм дает себя знать, а новые рыночные навыки усваиваются медленно. Копить в России не умеют и не любят, не понимая, как накопления превращаются в капитал, чтобы генерировать постоянный доход (residual income).

В новостях появилось сообщение, что в текущем году почти 46% людей тратят все заработанные деньги сразу, не делая никаких сбережений. Копить деньги больше склонны молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет, а также россияне старше 55 лет.

По мнению экспертов, такие изменения связаны с тем, что экономическая ситуация стала более стабильной, и многие решили сделать крупные покупки, которые до этого долгое время откладывали.

Честно говоря, пока нет убедительных свидетельств стабилизации экономики, а выдавать желаемое за действительное неразумно. Но дело даже не в этом: наш народ почему-то копить начинает только во время кризиса, тогда как надо копить всегда, и более разумно делать это в период между кризисами, чтобы накопления служили подушкой безопасности в случае экстремальных ситуаций.

Перед самым кризисом 2008 года в издательстве "Добрая книга" вышла моя книжка "Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги" о том, как можно создать капитал буквально из ничего, без каких-то дополнительных доходов, просто более разумно и экономно растрачивая уже заработанные деньги. Иллюстрации Олега Тищенкова. Этой книге уже десять лет, но нетрудно убедиться, что книга практически полезна.

Почитайте отзывы читателей на сайте Озон.ру: http://www.ozon.ru/context/detail/id/3694413/

Еще больше рецензий читателей на сайте Лабиринт.ру: http://www.labirint.ru/reviews/goods/157685/

Помню, когда наступил финансовый кризис, ко мне обратилось сразу несколько телевизионных каналов с просьбой рассказать зрителям, как надо правильно экономить и копить деньги. Пришлось объяснить, что в кризис тоже, конечно, можно, что-то накопить, но все же более удобно это делать между кризисами. Главное, надо четко понимать зачем экономить.

"Аргументы и факты". Исследование:
http://www.aif.ru/money/mymoney/rossiyane_stali_bolshe_tratit_i_menshe_otkladyvat_issledovanie

Александр Петроченков. Спаси и сохрани. 100 простых способов сэкономить свои деньги. — М.: Добрая книга, 2007. — 256 с. — Тираж 5000.

05.07.2017

Даниил Александрович Гранин (1919-2017)

Умер известный русский писатель, киносценарист, общественный деятель. Герой Социалистического Труда. Лауреат Государственной премии СССР, Государственной премии РФ, премии Президента РФ и многих других наград.
В июне 1941 он добровольцем ушел в ополчение и воевал всю войну до окончания в Восточной Пруссии. Нередко он говорил, что хотя на фронте было страшно, в мирное время после победы говорить правду было еще страшнее. Но у него хватало смелости, преодолевая страх, говорить правду чиновникам. Несмотря на то, что писательская организация Ленинграда была раздавлена жирной жопой Жданова, сталинского наместника, уничтожавшего все живое, Гранин находил силы говорить правду. Ленинград был тогда одним из самых консервативных и реакционных регионов СССР. Подлая ждановская система коммунистической цензуры запретила издание в Ленинграде «Блокадной книги» Гранина и Адамовича, рисовавшей страшную правду о войне, о голоде, о страданиях блокадников.
Три года назад Даниил Гранин выступил с трибуны бундестага в Берлине. Депутаты и многие немцы, смотревшие телевизионную трансляцию этого рассказа о блокаде Ленинграда, были настолько потрясены, что рыдали, слушая жуткий рассказ о блокаде. Едва ли кому-то удалось лучше рассказать об ужасах войны в России нынешним немцам.
Гранин удивлялся: почему Москве присвоено звание города-героя? В октябре 1941 многие москвичи покинули город и готовы были капитулировать перед немцами, от падения город спасло только героическое противодействие армии, защищавшей город. А вот Ленинград совсем другое дело: никто сдавать город не собирался, даже мысли о капитуляции не было, хотя его защищали гораздо меньшие военные силы, чем Москву. Впрочем, немцы и не собирались принимать капитуляцию Ленинграда.

Мне доводилось слушать Даниила Гранина во время его пресс-конференции на книжной ярмарке non/fiction в ЦДХ в Москве во время вручения ему книжной премии «Большая книга» 2012 года. Не говоря о фильмах по книгам и сценариям Гранина, которые видели все, я прочитал примерно полдюжины книг Гранина. Он умеет писать интересно, удерживая внимание читателя.
Самое сильное впечатление на меня произвела документальная книга Даниила Гранина «Эта странная жизнь», которая впервые была издана в 1974 году в каком-то толстом журнале. Это книга о потрясающе результативной и полезной Системе учета времени, созданной и использованной ученым-биологом Александром Любищевым. Мне кажется, об этой системе личного учета и эффективного использования времени должен знать буквально каждый, также как каждый человек должен быть знаком с основами экономических знаний и финансовых навыков. Однако у нас финансам и бухучету обучают лишь некоторых специалистов, а экономии и учету времени почему-то не учат никого, хотя время жизни намного дороже денег.

О книге Даниила Гранина «Эта странная жизнь»: http://bookbybookread.blogspot.ru/2013/10/blog-post_8.html

01.07.2017

"Джу-Джу" Олега Разумовского отметили в "Литературной газете"


Мой древний смоленский друг писатель олег разумовский несравненный мастер чернухи, от которой зачастую тошнит и кровь стынет в жилах. Хотя сам он будто бы считает себя "новым реалистом", так как пишет про жизнь. Наверное именно из-за мрачного отражения окружающей действительности в недалеком прошлом (действие в большинстве его книг происходит в Смоленске в советское время на фоне вполне узнаваемой топонимики) произведения Олега отказывались выпускать российские издатели. Уж очень жуть была концентрированная, словно кислота. Поэтому его книги выпускал главным образом Сергей Юрьенен (Franc Tireur) в Нью-Йорке в издательстве Franc-tireur ("Вольный стрелок").
Шли годы, Олег получал премии и награды за океаном (в частности "Серебряную пулю" в конкурсе издательства "Вольный стрелок"), а в России читатели о его творчестве почти ничего не знали, хотя премии здесь он тоже иногда получал, например, от "Независимой газеты". И вот в 2015 году состоялся долгожданный российский дебют: вышел сборник рассказов "Джу-Джу". Мрак в книге довольно кромешный. Тема каннибализма в книге если не доминирует, то весьма заметна: с аппетитом людоедствуют многие персонажи -- от сотрудника морга до членов Политбюро ЦК КПСС во главе с тов. Сталиным. Причем о поедании человечины говорится буднично и без надрыва, словно дело происходит на пиру у папуасов Новой Гвинеи.
"Литературная газета" недавно отметила выход книги "Джу-Джу". Но вообще-то Разумовский со своей чернухой не слишком далек от реальности, в чем можно убедиться, прочитав в газете Readovka.ru рассказ о местном убийце женщин, который расчленял свои жертвы. Этот материал был засекречен и в прессу ничего не попало даже после суда. Обратите внимание: следователям удалось полностью собрать расчлененное тело, кроме грудей и ягодиц. Неужели убийца был еще и гурманом?

Смоленского писателя отметили в “Литературной Газете”

28.06.2017

Любимые книги Александра Ф. Скляра


6 июня 2017 года на книжном фестивале "Красная Площадь" я оказался на встрече Александра Ф. Скляра с литературным критиком, филологом и главным редактором сайта "Книги в моей жизни" Кларисой Пульсон.


Встреча состоялась в Студии площадки "Художественная литература" и проводилась совместно с журналом "Читаем вместе".


Известный музыкант, заслуженный артист РФ Александр Ф. Скляр  рассказал присутствующим о своих любимых книгах. Первая названная им любимая книга "Винни Пух и все, все все" Милна в пересказе Бориса Заходера.


Вторая любимая книга Александра Феликсовича принадлежит перу греческого писателя Никоса Казандзакиса -- "Грек Зорба".

Затем Александр прочитал отрывок из книги "Последний год жизни Пушкина" -- переписку Чаадаева и Пушкина. Ведущая беседы литературный критик Клариса Пульсон.


Роман Мелвилла "Моби Дик" с иллюстрациями Рокуэлла Кента оказалась одной из важных книг в жизни Александра Ф. Скляра. Он даже песню написал на тему этой замечательной книги.


На этой же площадке в другие дни книжного фестиваля происходили и другие интересные встречи и беседы Кларисы Пульсон с известными людьми об их любимых книгах, но мне довелось посетить только эту.


11.06.2017

Александр Панчин. Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей


Уже не первый год пресса пугает нас всякими ужасами ГМО, пользуясь нашей леностью и невежеством и не очень заботясь о научной аргументации своих страшилок. Попы тоже продолжают запугивать свою паству: искусственное вмешательство в генетический код это катастрофа, генетически модифицировать организмы греховно!

Мы действительно живем во все более сложно устроенном мире, и разбираться в нюансах всех технических новинок просто невозможно. Приходится слушать мнение специалистов и принимать их аргументы на веру. Только это не религиозная вера, а доверие. Очевидно, что автор верит в разум человека и науку. И это каким-то образом помогает ему  в доступной форме дать понять читателю его жизнеутверждающие аргументы и опровергнуть распространяемую клевету. Очевидно, что без определенной толики веры познание невозможно: всего невозможно проверить на личном опыте. Приходится доверять другим, так уж устроено человеческое общество.

Действительно, «Сумма биотехнологии» — вдохновенный и радостный гимн во славу науки, которая может многое, несмотря на идеологические, финансовые и социальные препоны, с продолжает преодолевать препятствия и делать нашу жизнь лучше.

Есть немало невнятных и мутных книг, которые почему-то считаются научно-популярными, а их авторам верить совсем не хочется. Эта книга другого рода: тут все по делу и ведет к цели. Уже на первых страницах автор рассказывает, как учёным делать нечто полезное и практичное.

Александр Панчин не без иронии бомбардирует читателя убедительными примерами того, как и что генная инженерия может сделать и уже делает жизнь людей лучше, проще и (что немаловажно) длиннее, попутно намекая: каким же будет эффект, если этой дерзкой и важной науке не мешать? А желающих помешать невежд, догматиков и варваров вполне достаточно! Представляю, как такие научные аргументы, рассказы о клонировании и рождении детей в искусственной матке от трех родителей сотрясают жирные подбородки и животы клерикалов из РПЦ! «Сумму биотехнологии» наверняка не стоит читать верующим людям, чтобы не оскорбить свои нежные чувства. Автор — воинствующий атеист, он этого не скрывает и поэтому не может не пнуть идеологических противников. Но эрудиции и юмора у него хватает, чтобы сделать текст легким и привлекательным.

Лично я дважды благодарен генной инженерии за спасение жизни. На шприц-ручках, которыми я дважды в день делаю подкожные инъекции по случаю диабета 2 типа, написано, что там инсулин-изофан человеческий генно-инженерный. А 12 лет назад у меня была обнаружена неходжкинская лимфома (ранее ее называли лимфосаркомой). Профессор из института им. Герцена, сделавший биопсию и поставивший диагноз, честно сообщил мне, что с таким диагнозом долго не живут, но направил меня на лечение и уточнение диагноза, вселив в меня оптимизм тем, что появились новые иммунные методы лечения. После соответствующей операции и  химиотерапии, в лаборатории ракового центра на Каширском шоссе у меня в биоматериале обнаружили белок CD20, который является антигеном для таргет-терапии клеток лимфомы только что созданными в Швейцарии иммунным препаратом на основе генной инженерии ДНК человека и мыши. Результат налицо: прошло 12 лет, но врачи, регулярно проверяющие состояние моего здоровья, больше не обнаруживают никаких проявлений лимфомы, хотя продолжают называть состояние моего здоровья ремиссией.

Да, конечно, мне не очень нравятся «пластмассовые» помидоры из супермаркета, которые можно даже не хранить в холодильнике, и они не гниют, но и вкуса помидоров не имеют. Настоящие азербайджанские помидоры я покупаю у частных торговцев.

Александр Юрьевич Панчин совсем молод. Он выпускник факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ им. Ломоносова, кандидат биологических наук, работает по специальности в Институте проблем передачи информации РАН, где занимается изучением эволюции последовательностей ДНК.

В интернете я посмотрел несколько лекций и выступлений Александра Панчина, показывающих его живой ум не без чувства юмора. Но особенно рекомендую посмотреть этот ролик с его выступлением на семинаре «Игра в Бога» в Роснано месяц назад. В самом конце Анатолий Чубайс комментирует Александра Панчина.

Александр Панчин. Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей. — М.: АСТ, 2016. — 432 с. — Твердый переплет.

12.05.2017

Ю Несбе. Полиция


Надеюсь, это последняя книга из серии о полицейском Хари Холле норвежского писателя Ю Несбё. Я прочитал несколько книг из этой серии и, похоже, даже попал в зависимость, так как автор обладает определенным талантом и пишет увлекательные криминальные триллеры, лучшим из прочитанных мною был роман «Снеговик». Не случайно Ю Несбё переводят на множество языков и правительство отмечает его творчество множеством наград за создание благоприятного образа Норвегии у читателей всего мира. Впрочем, Несбё явно пишет, ориентируясь прежде всего на американский рынок. Именно поэтому автор в своем романе то и дело обсасывает тему гомосексуализма, хотя в норвежском обществе coming out гея едва ли способен облегчить или украсить его жизнь.

Посмотрел отзывы читателей на роман «Полиция», и меня удивило обилие позитивных отзывов, хотя мое мнение скорее отрицательное. Я разочарован романом: много невнятной писанины, очень много натурализма и всяких ужастиков, явно умышленно выдумываемых автором, чтобы потрясти воображение читателя. В жизни даже самые патологически жестокие преступники не обладают такой выдумкой и фантазией, чтобы проделывать со своими жертвами подобные зрелищные шоу, да и материальные возможности у них не настолько безграничны, как нам навыдумывал Несбё в своем романе.

Роман определенно очень затянутый, причем с использованием жульнических приемов откровенно бессодержательного многословия. Действия вроде бы много, но на страницах романа количество персонажей с не выговариваемыми норвежскими именами таково, что к середине романа начинаешь среди них путаться, теряя нить нарратива. К тому же этот роман тесно связан с какими-то пропущенными мною предыдущими романами, на которые постоянно ведется смысловая ссылка, и читатель, не прочитавший те романы, должен чувствовать себя идиотом, который пропустил что-то очень важное, чтобы понять, почему, например, в другом романе какого-то русского мафиози Хари Холле заколол в баре штопором в шею без суда и следствия, скрыл это, но считает, что все было сделано правильно, хотя и скрывает это убийство.

Есть немало и других сюжетных линий, возникающих за пределами романа «Полиция», но продолжающих развиваться, мороча читателю голову своей невнятностью. Казалось бы, в таком громадном и многословном романе можно было объяснить решительно всё, соединить все концы и начала, но автор то ли умышленно, то ли по небрежности этого не делает. Такие уловки постоянно раздражают, вызывая отвращение к такой неуважительной манере письма.

Еще один отталкивающий и даже мошеннический прием, который многократно использует Ю Несбё в своем романе особенно отчетливо, это повторяющиеся сюжетные клише, в которых повествователь практикует недосказанность и неполную информацию. Например, начиная рассказывать какой-то эпизод или главу, он не сообщает имени основного действующего персонажа, называя его просто «он» и оставляя читателю гадать, о ком вообще идет речь. Увы, в моем сознании такие трюки не усиливают интригу и не увеличивают загадочность, а вызывает отвращение: автор играет с читателями, как кошка с мышкой.

Не стану обсуждать громадное количество всяких ляпов и заблуждений, которыми пестрит этот затянутый роман. Не зря говорят, что краткость сестра таланта, так как чем длиннее текст, тем больше в нем встречается всяких глупостей и ошибок. Тюремные охранники почему-то не сумели отличить труп «трехдневной свежести» от свеженького трупа? При этом трое суток заключенные прятали труп в своей камере в чемодане! Это что же за тюрьма такая? И что за чемодан? И зачем на трупе для маскировки они сделали татуировку, чтобы выдать его за другого, сидящего в тюрьме персонажа? Разве не смешно? Кстати, татуировку на трупе сделать невозможно, словно на живом человеке.

Если внимательно читать роман, подобных глупостей там целая туча. Не говоря уж о том, что вся полиция Норвегии, работая в авральном режиме, оказывается не способной найти и обезвредить одного маньяка, убивающая самих этих самых полицейских. Преступник всегда на протяжении огромного романа оказывается более хитрым, ловким, умным, кровожадным и намного лучше информированным о делах и планах полиции, чем десятки туповатых полицейских, вооруженных самой современной техникой, транспортом, связью, оружием, приборами ночного видения, компьютерами, GPS, пеленгацией мобильной связи и камерами наблюдения. Полицейские целыми днями, в промежутках между похоронами своих коллег, убиваемых жестоким маньяком с совершенно непонятными и явно высосанными из пальца мотивами, пьют очень много кофе, много курят, ищут зачем-то статистику в базах данных и рисуют какие-то схемы на доске, но никаких следов преступника на местах его многочисленных преступлений криминалисты не находят – ни следов на земле, ни отпечатков пальцев, ни волос, ни ДНК – вообще ничего! Ну разве не бред?

Психологическая характеристика персонажей автором романа тоже зачастую бывает жульническая. Когда говорится про любовь, это такая слащавая патока, что лучше выплюнуть. А когда автору нужно изобразить одного полицейского отрицательным персонажем, он не жалеет грязи: тот только и занимается тем, что спит, дрочит, смотрит порнуху, дрочит, спит и опять дрочит. Но позже выясняется, что это не он главный злодей, и автор напрасно так его измазал, хотя потом Хари Холле даже спасает ему жизнь.

Сюжетная линия романа умышленно драная и местами просто обрывается в середине книги или вдруг в конце книги появляется некий персонаж в медицинской маске, хотя в сценах в больнице его можно было более естественно ввести еще в начале книги.

Одним словом, простите за категоричность, «Полиция» — худший из прочитанных мной романов Ю Несбе. Жалею о выкинутых деньгах (хотя купил роман в «Ашане», где книги стоят подешевле процентов на 20%) и о бесполезно потраченном времени, которое можно было использовать намного более целесообразно.

Кстати, в сети есть аудиокнига романа. Попробовал слушать, но из-за бессмысленного нагромождения персонажей и всяких непроизносимых норвежских имен и топонимики, не воспринимаемых на слух, что-либо понять и запомнить просто невозможно. Тоже не рекомендую.

Ю Несбе. Полиция (Politi). / Переводчик Е. Лавринайтис. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2016. — 640 с. — Тираж 25000.

06.05.2017

Алексей Митрофанов. Городские прогулки. Смоленск


Книга небольшая, но при этом удивительно пустая, бестолковая, бессодержательная. Подзаголовок книги звучит как «Городские прогулки». Пожалуй, это именно такой жанр — расслабленные прогулки и безответственные разглагольствования. О чем угодно, но только не о Смоленске, его богатой истории и архитектуре. Смоленск тут представлен лишь как редкая канва, мимоходом, на втором плане, как фон для фрагментарных рассказов о его богатейшей истории, об обывателях и их нравах в тот или иной момент истории.

Повествование строится примерно так: вот, между прочим, здание бывшего Реального училища. В нем учился... И далее на несколько страниц рассказ о человеке, который когда-то здесь учился. А вон там Дворец пионеров... После чего следует опус о том, какие кружки работали в нем в 20-х годах, как развлекались и хулиганили пионеры. И прочая чепуха.

Человек, не знакомый с уникальным русским городом Смоленском и жаждущий узнать о нем, не найдет в этой книге почти ничего интересного и ценного. Повествование отрывочное и бессистемное.

Как можно писать книгу о городе и ни разу не упомянуть имени архитектора, ничего не сказать о том, как менялся план города, какие ключевые исторические события тут произошли, что уцелело во время Великой Отечественной войны, а что погибло...

Вместо этого господин Митрофанов, явно компилируя текст из каких-то источников, пишет совсем уж непростительную для краеведа, как он себя почему-то называет, фразу: «...в Смоленске трудно провести строгую грань между подлинником и копией — Великая Отечественная размыла эту грань, сделала ее зыбкой и неуловимой». 

Обилие всяческих пробелов и ляпов не поддается перечислению. Рекомендую эту книгу не читать. Как путеводитель она ничтожна, как исследование — крайне сомнительна.

Алексей Митрофанов. Городские прогулки. Смоленск. — М.: Ключ-С, 2009. — 240 с. — Твердый переплет. — Тираж 3000. — (Серия Городские прогулки).

01.05.2017

Ушел из жизни Роберт Пёрсиг


Ушел из жизни легендарный писатель, бывший битник, мыслитель, моралист, затворник, дзен-буддист Роберт Пёрсиг (Robert Pirsig), автор бестселлера «Дзен и искусство ухода за мотоциклом». Этот философский роман был впервые опубликован в 1974 году и с тех пор не покидал списки лучших книг. В романе автор не только и не столько пишет о дороге и поездке от океана до океана, сколько размышляет о скрытой сущности вещей.
«Дзэн и искусство ухода за мотоциклом» – совершенно уникальная книга, философский роман-путешествие. Автор делится с нами своими впечатлениями от поездки на мотоцикле вместе со своим маленьким сыном из Миннеаполиса в Сан-Франциско. Поездка длилась всего 17 дней. Во время этой поездки, которую читатель совершает вместе с героем, он окунается в мир различных учений, религий, направлений философской мысли, он ищет ответы на главные вопросы, попадает в удивительную, ни на что не похожую реальность, в духе дзен, созданную Пёрсигом. Это по-настоящему захватывающий роман, философия которого примиряет технологию и религию, лотос и гаечный ключ.
«Единственный мотоцикл, который стоит чинить, – это вы сами», – утверждает Роберт Пёрсиг.
Говорят, этот перевод лучше, чем в книге АСТ. 

30.04.2017

Павел Зарифуллин. Новые скифы


«Да — скифы мы!» воскликнул великий поэт Александр Блок в стихотворении «Скифы». Вместе с поэмой «Двенадцать» это было последнее произведение поэта.

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

Миновало ровно столетие, когда скифское движение поэтов и революционеров возникло в тектоническом 1917 году. Скифами называли себя лучшие писатели, музыканты и художники Серебряного века. В центре мечты поэтов и народников стояли кочевники-скифы, которые смотрят на нас из исторической бездны. Звёзды над головами вновь выстраиваются особым образом. Предрекая появление новых скифов.

Жанр книги Павла Зарифуллина может быть охарактеризован как философская публицистика. Автор на ее станицах вслед за Блоком и евразийцами делает попытку пророчества о скором возвращении Золотых Скифов и Солнечных Русских.

У движения Новых скифов есть своя мечта, свой этнофутурический проект Золотой Скифии. На громадном пространстве от ворот Гиндукуша и пустынь Великой Сирии до Ледовитого океана, от поросших эдельвейсами Альп до тихоокеанского прибоя в наших райских лесах, степях, реках, морях и горах наши народы должны жить вольно, славно, красиво и дружно.

Для русского уха слово «скиф» магически притягательное. В нем и романтика кочевых скитаний, и щелканье кнута, и цоканье копыт, и свист сабли. Где они, скифы? Павел Зарифуллин аккуратно сохраняет магию скифства и расширяет его смысловой потенциал. 

Иногда, читая книгу, теряешь линию нарратива и тонешь в обилии аллюзий. Но эта книга не остросюжетный триллер, у нее совсем другое, пророческое предназначение. Здесь все слова имеют концептуальное значение, создавая дискурс, где речь, фраза, жест, символический акт, созидают трудно формализуемую ткань образов и понятий. Автор находит отголоски скифского смысла в самых разных проявлениях жизни, культуры, истории и искусства. Преодоление этого текста потребует некоторого труда, но при этом принесет удовлетворение, ибо читатель повсюду узнает и обнаруживает себя, свои мысли и надежды.


Писатель, историк, этнограф Павел Зарифуллин автор ряда книг о евразийстве, глава администрации Международного Евразийского Движения. В 1994-1998 гг. возглавлял отделение Национал-большевистской партии в Казани. Вышел из НБП вместе с Александром Дугиным из-за ссоры с Эдуардом Лимоновым. Директор Центра Льва Гумилева.

Эта книга переведена на фарси для издания в Иране и Афганистане. По мнению переводчика, «Новые Скифы» — альтернатива популистскому и примитивному исламизму, который пропагандируют ДАИШ и «Талибан».

Павел Зарифуллин. Новые скифы. — СПб.: Издательство К. Тублина, Лимбус Пресс, 2014. — 512 с. — Твердый переплет. — Возрастные ограничения 16+.

28.04.2017

Алексей Иванов. Тобол. Много званых


В отличие от других книг Алексея Иванова эта толстая книга (более 700 страниц) вовсе не роман. Автор называет это произведение пеплум. Пеплум — жанр исторического кино, для которого характерны масштабность, обилие общих планов панорамного типа и огромное количество массовки и большая продолжительность фильма («Клеопатра», «Троя» и др.). И это довольно точное название, так как «Тобол. Много званых» — это лишь первая часть грандиозного густонаселенного персонажами историко-географического полотна.

Осенью ожидается выход второй части — «Тобол. Мало призванных». По этому талантливому художественному тексту уже начинают снимать сериал. Поэтому жанр этой книги вполне можно назвать обширным сценарием.

С правлением царя Петра Первого в России начинается эпоха Нового Времени. С началом великих реформ Петра Россия закипела и начала преобразовываться даже в огромной и дремучей Сибири. Империя крушила в сибирской тайге воеводское средневековье. Губернатор Сибири правил территорией, которая была больше любого государства в мире. Народы и веры на этой территории перемешались. Плененные в Полтаве шведы, хитроумные бухарские купцы, государственные служивые, офицеры и чиновники разных рангов, каторжники, инородцы, монахи, летописцы и зодчие, китайские контрабандисты, убежденные раскольники, готовые к казни или самосожжению, колдуны, шаманы, православные миссионеры, воинственные степняки джунгары… Все эти народы и культуры, враждующие между собой или спасающие друг друга, творили судьбу российской Азии, создавая и осваивая Сибирь.

Судьбы столь разных людей переплетаются в сюжеты, которые Алексей Иванов собрал и переплел в едином романе-пеплуме «Тобол. Много званых», первой книге своего обширного повествования. Судя по этому произведению, Алексей Иванов стал старше и мудрее. Здесь крови и смертей больше, а светлых пятен меньше, да и общий настрой намного мрачнее. 

Раньше в книгах Иванова могло казаться, что наша неустроенная жизнь, наши проблемы, жестокость, коррупция и пережитки для чего-то нужны, что-то оправдывают, к чему-то приведут в будущем, то теперь в прозе автора нет даже тени надежды. Никакие идеи, суеверия или религии не утешают и не оправдывают происходящего. Всё тлен и суета. Многие события книги удивительным образом напоминают день нынешний, так как мы мало изменились за минувшие века, хотя особенности русского характера позволяли и в XVIII веке осваивать бесконечные просторы Сибири, продвигаясь на восток по стопам Ермака.

Отрывок из книги: http://www.ozon.ru/context/detail/id/138568038/

Алексей Иванов. Тобол. Много званых. — М.: АСТ, 2017. — 704 с. — Твердый переплет. — Тираж 25000 экз.

03.03.2017

Книга о вкусной и здоровой пище

Из редакции прислали новую книгу, авторский экземпляр за мою статью о пиве, включенную в этот толстый том. Красиво напечатано, отличная бумага, увесистый том, который приятно держать в руках. Нашел свое имя в списке авторов и стал искать статью, которую писал пару лет назад: мне тогда позвонили и попросили написать о пиве для «Книги о вкусной и здоровой пище». По оглавлению (восемь страниц мелким шрифтом в две колонки!) свою статью я найти не сумел, поэтому стал листать книгу и обнаружил ее почему-то в разделе «Рыба и морепродукты». Видимо у составителей этой кулинарной книги по какой-то странной вкусовой привычке пиво ассоциируется с рыбой, хотя в своей статье я пишу, что хорошее пиво не требует никакой закуски, а для крафтового пива надо тщательно подбирать вкусовую пару.

В книге, если листать ее наобум, можно неожиданно наткнуться на весьма любопытные рецепты и прочитать немало интересного. Однако в отличие от классической советской «Книги о вкусной и здоровой пище», издававшейся еще во времена Сталина и фальшиво-роскошной, как фильм «Кубанские казаки», но знакомой мне с детства коричневой книжищи, все сделано как-то менее солидно и более легкомысленно. Даже набор разделов выглядит довольно странным. Достаточно сказать, что раздела «Напитки» в этой толстой книге вообще нет. Не понятно где искать сведения о киселях и компотах, соках, морсах, чае, кофе и какао, квасе, не говоря уже о винах, водке и других алкогольных и безалкогольных напитках, которые занимали довольно заметные позиции в советской версии книги. Здесь есть разделы «Супы», «Мясо», «Овощи», «Крупяные блюда» (?), «Паста» (а где же «Пицца»?), «Блюда из фасоли», «Блюда из яиц и молока», «Блюда из теста», «Десерты», «Питание для беременных женщин» (а для беременных мужчин?), «Детское питание», «Лечебное питание», «Рецепты для микроволновой печи». Почему-то специального раздела вегетарианской пищи нет. Оглавление какое-то куцее и явно неполноценное.

Вообще ориентироваться на просторах столь обширной и толстой книги трудно. Одного даже хорошо составленного оглавления явно недостаточно, чтобы быстро и четко находить то, что требуется. В этом я убедился, не только потерпев фиаско в поисках собственной статьи, но и полистав книгу и пытаясь найти блюда по кухне и ингредиентам. В советском издании помимо оглавления был еще и предметный указатель в конце книги, который в эпоху электронного издания книг составлять стало намного проще, но издатели халтурят и ленятся, попросту их выбрасывая.

Между прочим, в XIX веке парламент крупнейшей мировой державы, каковой тогда была Британская империя, принял в Лондоне решение лишать лицензии издательства, посмевшие выпускать нехудожественную литературу без индекса — обязательного предметного указателя. С тех пор повелось важнейшее культурное отличие атлантического (Англия и США) книгоиздания и континентального в странах остальной Европы, где обычно только академическая литература снабжается указателями, тогда как у англичан и американцев достаточно внимательно изучить индекс любой книги, чтобы составить четкое представление о ее содержании и пользе. Обратите внимание: на сайте книжного магазина Amazon публикуются не только обложка книги и ее содержание, но и полный индекс, что позволяет потенциальному покупателю составить отчетливое представление о качестве книги и безошибочно покупать только нужные книги.

Книга о вкусной и здоровой пище (под общей редакцией академика Виктора Тутельяна) — М.: Эксмо, 2016. — 416 с. — Твердый переплет.