09.03.2014

Владимир Абаринов. Катынский лабиринт


Пожалуй, по политической остроте и исторической значимости трагедия Катыни сравнима разве что с проблемой секретных советско-германских протоколов по договору Молотова-Риббентропа 1939 года. Это «белое пятно» принадлежит к числу самых болезненных, хотя в настоящее время речь идет уже не только о расстреле и захоронении польских офицеров и пленных на территории дачи ГПУ/НКВД/КГБ в Козьих Горах под Смоленском, но и о нескольких других подобных захоронениях в бывшем СССР. Трагедии в Катыни придается такое значение еще и потому, что катынский расстрел цвета польской армии оказался логическим продолжением очередного раздела Польши. С тех пор поляки обвиняют Советский Союз в коварстве и подлости, а теперь с такими обвинениями приходится сталкиваться России, как правопреемнице СССР.

Впервые мировую огласку катынский расстрел приобрел 13 апреля 1943 года, когда немцы объявили о раскрытии массовых захоронений останков в Катыни. Именно в этот день стало ясно, куда делись пленные офицеры, о судьбе которых с весны 1940 года ничего не было известно. Тогда же, в апреле-июне 1943 года, провели эксгумацию трупов с привлечением экспертов разных стран, представителей польского правительства из Лондона и Международного Красного креста. Министр пропаганды Рейха д-р Геббельс постарался выжать из этого политического скандала максимально возможный политический эффект, пригласив в Катынь журналистов из разных стран. Нацисты преследовали свои цели — изнутри взорвать антигитлеровскую коалицию. Но Геббельс добился большего: катынский синдром уже более семидесяти лет продолжает отравлять добрососедские связи между двумя нашими странами и народами. Хотя правительство России признало вину за расстрел поляков и передало правительству Польши некоторые документы, подтверждающие это признание, основная масса следственных документов содержит гриф секретности и не может быть обнародована.

Опровержению немецкой версии, согласно которой поляков в апреле-мае 1940 года из разных концлагерей доставляли вагонами на станцию Гнездово, отвозили в Катынь и там расстреливали, была посвящено расследование государственной комиссии под руководством академика Бурденко. Эта комиссия провела свою эксгумацию катынских могил в январе 1944 года, чтобы доказать, что расстрел поляков был осуществлен немцами в сентябре 1941 года. Свидетельства комиссии Бурденко были представлены Международному военному трибуналу в Нюрнберге в 1946 году. Но там был настоящий суд с четкой процедурой, где проводилось открытое состязание обвинителей и защитников. Это было совершенно непривычно сталинским прокурорам Руденко и Вышинскому и спецслужбам, готовившим свидетелей. В конкурентном судебном разбирательстве защита сумела доказать несостоятельность обвинений, представленных трибуналу советской стороной, и трибунал отклонил рассмотрение эпизода о Катыни.

Американские юристы в Нюрнберге откровенно издевались над советскими «доказательствами» и свидетелями. Перед трибуналом с показаниями выступил свидетель обвинения астроном Борис Базилевский, который в годы оккупации был заместителем бургомистра Смоленска Бориса Меньшагина (Меньшагин отсидел после войны 25 лет во Владимирской тюрьме). Не скрывая иронии защитники спросили о роде его занятий, и Базилевский сообщил, что он профессор в двух институтах Новосибирска, — хотя всем было очевидно, что за пособничество врагу во время оккупации по советским законам он должен был подвергнуться серьезному наказанию. В результате полный текст изобличительной стенограммы Нюрнбергского процесса так и не был опубликован в Советском Союзе.

Книга Владимира Абаринова «Катынский лабиринт» впервые была издана в 1991 году. А следующее издание выпущено в 2007 году и Польше. Это издание содержит отдельное предисловие и дополнительную главу 7, в которых автор анализирует события, произошедшие после выхода первого издания книги. Он также показывает несостоятельность разнообразных «патриотических» попыток опровержения виновности Сталина, Политбюро ЦК и НКВД, в частности, депутатом Государственной Думы от КПРФ Виктором Илюхиным и другими. Только обсуждать откровенно скандальные бредни писателя Юрия Мухина, сделавшего себе карьеру на катынских «разоблачениях» и других подобных спекуляциях, Абаринов отказался.

За годы после первого издания произошло не только официальное признание правительством РФ ответственности за расстрел поляков. Главной военной прокуратурой РФ в течение полутора десятков лет проводилось тщательное расследование массового расстрела, в рамках которого изучались различные аспекты этого дела, разыскивались и допрашивались свидетели, обнаруживались документы в секретные архивах. Расследование ГВП официально завершилось только в 2005 году, когда дело было закрыто по причине смерти ответственных, чья вина, по заключению прокуратуры, состояла только в превышении полномочий. Польша осталась крайне недовольна результатми расследования.

Тем не менее выяснилось, что еще до начала работы в Катыни комиссии Бурденко было проведено «предварительное расследование», а точнее — уничтожение подлинных свидетельств и фабрикация ложных. Из справки, подписанной наркомом госбезопасности Меркуловым и заместителем министра внутренних дел Кругловым, в Катыни с 5 октября 1943 по 10 января 1944 работала «комиссия соответствующих органов». Руководил этими фальсификаторами начальник контрразведывательного управления НКВД Леонид Райхман. Поэтому комиссии Бурденко быстро обнаружила у некоторых трупов документы, датированные летом 1941 года. И на этом основании комиссия сделала вывод, что поляков расстреляли немцы. Тем, кому доводилось читать заключение комиссии Бурденко, опубликованное издательством газеты «Рабочий путь» в 1944 году, наверняка знакомо ощущение грубой фальшивки и подтасовки фактов.

Летом 1991 года в поселке Медное в Тверской области следователями ГВП было обнаружено другое массовое захоронение поляков — останки свыше шести тысяч человек. Их не могли убить нацисты: село Медное было в оккупации два месяца; фактически это была фронтовая зона. При выходе первого издания книги об этом захоронении не было известно. Как показало следствие, практически все поляки были убиты точно так же, как и в Катыни — одиночным выстрелом в затылок из пистолета «Вальтер». Тогдашний начальник УКГБ по Тверской области Лаконцев 19 августа 1991 года, узнав о путче в Москве, потребовал от следственной группы прекратить раскопки захоронений в Медном, заявив, что не гарантирует безопасность экспертов. Распоряжение свернуть работы получила и группа, работавшая в то же время на раскопках аналогичных массовых захоронений поляков в Харькове. А спустя несколько дней, когда путч провалился, Лаконцев приехал на место раскопок и стал убеждать следователей в огромной важности катынского дела.

До сих пор не вся ложь о Катыни раскрыта и опровергнута. Неуклюжая советская пропаганда и там оставила свои следы. Хорошо помню мемориальный знак, установленный рядом с входом на польское военное кладбище в Козьих Горах. Надпись на нем гласит: «Здесь в мае 1943 года гитлеровцы уничтожили более 500 советских военнопленных». Может быть их расстреливали прямо перед фотокамерами иностранных журналистов, привезенных в Геббельсом? Возложения венков и цветов к этому лживому памятному знаку дезинформации КГБ входит в обязательную программу визитов всех польских официальных лиц в Катынь. А о том, что там же в Катыни находятся массовые захоронения тысяч советских граждан, ликвидированных НКВД еще до войны, обычно не сообщается.

Владимир Абаринов по образованию историк и кинодраматург. По своему возрасту он принадлежит к «поколению дворников и сторожей» — лишних людей, не востребованных эпохой застоя. В перестройку журналистика превратилась для него в смысл существования. Профессиональную карьеру Абаринов начинал в «Литературной газете» корреспондентом отдела зарубежной культуры. Позже был одним из «отцов-основателей» «Независимой газеты», затем в составе той же команды работал в газетах «Сегодня» и «Русский телеграф». Был редактором отделов внешней политики, освещал крупнейшие международные события, входил в кремлевский пул журналистов. В 1998 году стал собственным корреспондентом «Известий» в США, но газета вскоре отказалась от его услуг. Сотрудничает с «Радио Свобода», газетой «Совершенно секретно» и интернет-порталом Грани.ру. Отец двух взрослых сыновей и 11-летней дочери. Живет в США.

Владимир Абаринов. Катынский лабиринт. — М.: Новости, 1991.http://katyn.codis.ru/abarinov.htm

Władimir Abarinow. Oprawcy z Katynia. Rosyjski dziennikarz na tropie zbrodniarzy. / Tłumaczenie: Walentyna Dworak, Klaudia Rumińska. — Kraków, 2007. — 344 с. — 2-е издание книги «Катынский лабиринт» на русском языке: http://lib.rus.ec/b/193426

Владислав Швед. Тайна Катыни, или Злобный выстрел в Россию

07.03.2014

Майкл Фриман. Школа фотографии Майкла Фримана. Пейзажная фотография

 

Пейзажная фотография появилась из документалистики, стремившейся к простому реалистичному запечатлению сюжетов. Но уже с начала ХХ века стал развиваться более творческий подход, отражавший впечатление автора снимка, используя выбор элементов в кадре, композицию и организацию элементов в пространстве снимка. Все это позволяет донести до зрителя восприятие пейзажа фотографом, успокоить, гармонизировать, изумить созданным сюжетом. Не снимки ландшафтов привлекают внимание зрителя, а сюжеты, передающие особое настроение, эмоцию или мессидж. Только такие снимки впечатляют и выдерживают испытание временем. Эта книга учит передавать красоту и великолепие окружающего мира, делая захватывающие пейзажные фотографии, которые никого не оставят равнодушным.

В самом начале своей книги Майкл Фриман знакомит читателя с четырьмя своими учениками и приводит их веб-адреса, чтобы читатели могли пообщаться с его соавторами, проходившими обучение. В книге обсуждаются их работы, послужившие иллюстрациями различных технических и творческих приемов пейзажной фотографии. Эта книга как раз и учит читателя сознательно создавать яркие эмоциональные снимки пейзажных сюжетов. 140 фотографий с подробным анализом творческих и технических приемов, использованных для их создания, показывают, как и почему фотографии получаются удачными.

Майкл Фриман настоящий профессионал в фотографии и автор множества блестящих книг о мастерстве цифровой фотографии. Уникальный интерактивный курс «Школа фотографии Майкла Фримана» возник как учебный курс для колледжа. Его цель не просто дать читателю определенные знания, но также поддерживать высокую мотивацию к постоянному совершенствованию его навыков и служить источником новых идей и творческого вдохновения. Курс обучает создавать снимки сюжетов повседневной жизни в жанре пейзажной фотографии, используя приемы лучших фотографов мира.

Конечно, здесь обсуждаются также творческие и технические приемы создания снимков в жанре пейзажной фотографии. Показано, как использовать особенности объектива для воплощения творческих замыслов. Короче говоря, этот курс представляет собой оптимальное сочетание самых необходимых теоретических основ с отработкой практических навыков путем выполнения творческих заданий.

Специально для читателей этой серии книг создан сайт Michael Freeman’s Photo School (http://www.mfphotoschool.com/), на котором читатели могут публиковать свои снимки, сделанные при выполнении творческих заданий, а затем получать отзывы от других студентов.

Майкл Фриман. Школа фотографии Майкла Фримана. Пейзажная фотография. — М.: Добрая книга, 2013. — 160 с. — Тираж 3000 экз. — Обложка с клапанами.

Другие книги по фотографии:
Майкл Фриман. Творческая обработка фотографий и специальные эффекты
Майкл Фриман. Цифровая фотокамера. Практическое руководство
Майкл Фриман. Фотосъемка в путешествии. Практическое руководство
Майкл Фриман. Экспозиция. Практическое руководство
Майкл Фриман. Фотосъемка при слабом освещении
Майкл Фриман. Идеальная экспозиция
Майкл Фриман. Свет и освещение в цифровой фотографии
Майкл Фриман. Черно-белая цифровая фотография
Майкл Фриман. Взгляд фотографа
Майкл Фриман. Цифровая фотография. Практическое руководство
Майкл Фриман. Цифровая фотография. Полное практическое руководство
Майкл Фриман. Школа фотографии Майкла Фримана. Уличная фотография
Дэвид Найтингейл. HDR-фотография
Артур Газаров. Цифровая фотография: Как заработать