30.04.2017

Павел Зарифуллин. Новые скифы


«Да — скифы мы!» воскликнул великий поэт Александр Блок в стихотворении «Скифы». Вместе с поэмой «Двенадцать» это было последнее произведение поэта.

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

Миновало ровно столетие, когда скифское движение поэтов и революционеров возникло в тектоническом 1917 году. Скифами называли себя лучшие писатели, музыканты и художники Серебряного века. В центре мечты поэтов и народников стояли кочевники-скифы, которые смотрят на нас из исторической бездны. Звёзды над головами вновь выстраиваются особым образом. Предрекая появление новых скифов.

Жанр книги Павла Зарифуллина может быть охарактеризован как философская публицистика. Автор на ее станицах вслед за Блоком и евразийцами делает попытку пророчества о скором возвращении Золотых Скифов и Солнечных Русских.

У движения Новых скифов есть своя мечта, свой этнофутурический проект Золотой Скифии. На громадном пространстве от ворот Гиндукуша и пустынь Великой Сирии до Ледовитого океана, от поросших эдельвейсами Альп до тихоокеанского прибоя в наших райских лесах, степях, реках, морях и горах наши народы должны жить вольно, славно, красиво и дружно.

Для русского уха слово «скиф» магически притягательное. В нем и романтика кочевых скитаний, и щелканье кнута, и цоканье копыт, и свист сабли. Где они, скифы? Павел Зарифуллин аккуратно сохраняет магию скифства и расширяет его смысловой потенциал. 

Иногда, читая книгу, теряешь линию нарратива и тонешь в обилии аллюзий. Но эта книга не остросюжетный триллер, у нее совсем другое, пророческое предназначение. Здесь все слова имеют концептуальное значение, создавая дискурс, где речь, фраза, жест, символический акт, созидают трудно формализуемую ткань образов и понятий. Автор находит отголоски скифского смысла в самых разных проявлениях жизни, культуры, истории и искусства. Преодоление этого текста потребует некоторого труда, но при этом принесет удовлетворение, ибо читатель повсюду узнает и обнаруживает себя, свои мысли и надежды.


Писатель, историк, этнограф Павел Зарифуллин автор ряда книг о евразийстве, глава администрации Международного Евразийского Движения. В 1994-1998 гг. возглавлял отделение Национал-большевистской партии в Казани. Вышел из НБП вместе с Александром Дугиным из-за ссоры с Эдуардом Лимоновым. Директор Центра Льва Гумилева.

Эта книга переведена на фарси для издания в Иране и Афганистане. По мнению переводчика, «Новые Скифы» — альтернатива популистскому и примитивному исламизму, который пропагандируют ДАИШ и «Талибан».

Павел Зарифуллин. Новые скифы. — СПб.: Издательство К. Тублина, Лимбус Пресс, 2014. — 512 с. — Твердый переплет. — Возрастные ограничения 16+.

28.04.2017

Алексей Иванов. Тобол. Много званых


В отличие от других книг Алексея Иванова эта толстая книга (более 700 страниц) вовсе не роман. Автор называет это произведение пеплум. Пеплум — жанр исторического кино, для которого характерны масштабность, обилие общих планов панорамного типа и огромное количество массовки и большая продолжительность фильма («Клеопатра», «Троя» и др.). И это довольно точное название, так как «Тобол. Много званых» — это лишь первая часть грандиозного густонаселенного персонажами историко-географического полотна.

Осенью ожидается выход второй части — «Тобол. Мало призванных». По этому талантливому художественному тексту уже начинают снимать сериал. Поэтому жанр этой книги вполне можно назвать обширным сценарием.

С правлением царя Петра Первого в России начинается эпоха Нового Времени. С началом великих реформ Петра Россия закипела и начала преобразовываться даже в огромной и дремучей Сибири. Империя крушила в сибирской тайге воеводское средневековье. Губернатор Сибири правил территорией, которая была больше любого государства в мире. Народы и веры на этой территории перемешались. Плененные в Полтаве шведы, хитроумные бухарские купцы, государственные служивые, офицеры и чиновники разных рангов, каторжники, инородцы, монахи, летописцы и зодчие, китайские контрабандисты, убежденные раскольники, готовые к казни или самосожжению, колдуны, шаманы, православные миссионеры, воинственные степняки джунгары… Все эти народы и культуры, враждующие между собой или спасающие друг друга, творили судьбу российской Азии, создавая и осваивая Сибирь.

Судьбы столь разных людей переплетаются в сюжеты, которые Алексей Иванов собрал и переплел в едином романе-пеплуме «Тобол. Много званых», первой книге своего обширного повествования. Судя по этому произведению, Алексей Иванов стал старше и мудрее. Здесь крови и смертей больше, а светлых пятен меньше, да и общий настрой намного мрачнее. 

Раньше в книгах Иванова могло казаться, что наша неустроенная жизнь, наши проблемы, жестокость, коррупция и пережитки для чего-то нужны, что-то оправдывают, к чему-то приведут в будущем, то теперь в прозе автора нет даже тени надежды. Никакие идеи, суеверия или религии не утешают и не оправдывают происходящего. Всё тлен и суета. Многие события книги удивительным образом напоминают день нынешний, так как мы мало изменились за минувшие века, хотя особенности русского характера позволяли и в XVIII веке осваивать бесконечные просторы Сибири, продвигаясь на восток по стопам Ермака.

Отрывок из книги: http://www.ozon.ru/context/detail/id/138568038/

Алексей Иванов. Тобол. Много званых. — М.: АСТ, 2017. — 704 с. — Твердый переплет. — Тираж 25000 экз.